24.08.19       
RE: UNIREA. RU
21.05.2007 Evghenii Şolari
Хотят ли русские… Унири?

По результатам прошедшего 19 мая 2007 года в Румынии всенародного референдума, нынешний президент Траян Бэсеску остается главой румынского государства. Еще после оглашения результатов exit-polls Бэсеску заявил, что получил в свою поддержку на миллион голосов больше, чем во время президентских выборов 2004 года. Вряд ли будет большим преувеличением сказать, что значимая часть из этого миллиона новых голосов приходится на так называемых "румын отовсюду", в том числе тех жителей Бессарабии, которые стали в последние годы счастливыми обладателями румынских паспортов. Необходимо признать: пожалуй, ни одного зарубежного политика кишиневцы не встречали так тепло, как румынского лидера во время его последнего визита в молдавскую столицу. "Траян Бэсеску чувствовал себя в Кишиневе как дома", - именно эта фраза чаще всего встречалась в СМИ. После того, как в самой Румынии, к нескрываемой (но оказавшейся напрасной) радости официального Кишинева, у Бэсеску начались политические проблемы, а в молдавской столице прошли митинги в его поддержку, стало очевидно, что в Кишиневе румынский лидер сегодня может чувствовать себя даже в большей степени "дома", чем у себя на родине. Фактически Бэсеску в кратчайшие сроки превратился в Молдавии, как минимум, в одного из популярнейших политиков. Интересный факт, заслуживающий беспристрастного и вдумчивого рассмотрения всех предшествующих этому событий последнего времени. Не менее важны и выводы, в том числе и для нас, тех, кто не «встречал румынского президента цветами, объятиями и поцелуями» ...

Следующий ниже материал, представляющий собой своего рода «внутренний диалог на тему», не призывает ни к чему за исключением большей широты мышления и отказа от неактуальных иллюзий, то есть тех слабостей, которыми неизменно пользуются манипуляторы и шулеры всех мастей. Иногда для того, чтобы выйти из-под гипнотического воздействия «цыганок от политики», необходимо всего лишь отвести взгляд от зрачков гипнотизера и трезво взглянуть на проблему с нового ракурса. Чем мы и попробуем заняться. И начнем именно с «румынского вопроса»...

1. Оседлать тигра

Озвученная в середине 2006 года инициатива президента Румынии Траяна Бэсеску о воссоединении Бессарабии с Румынией в рамках ЕС, безусловно, стала «Событием года» для Молдавии. Тот факт, что Республика Молдова в данный момент стремительно дрейфует в сторону Румынии, признают практически все стороны, вовлеченные в происходящие здесь процессы и мало-мальски следящие за развитием ситуации в республике. Незаявленной в этом процессе остается пока, пожалуй, только позиция русскоязычного населения Бессарабии, что дает повод для многочисленных инсинуаций и манипуляций общественным сознанием со стороны молдавской власти, когда необозначенные до сих пор интересы русскоязычного сегмента молдавского общества подменяются интересами кишиневской верхушки, стремящейся к удержанию любой ценой власти в своих руках.

Четко выверенный шаг Бэсеску выбил из рук молдавского президента все «евроинтеграционные козыри». Многие обратили внимание на тот символичный факт, что в последнем новогоднем обращении президента Воронина не было ни слова про "евроинтеграцию". И это притом, что в предыдущих двух новогодних обращениях от "евроинтеграции" было не протолкнуться.

К чему бы это?

Уже в конце прошлого года стало очевидно, что в 2007 планируется смена (или, как минимум, корректировка) властного дискурса. Отыгранный треп про "евроинтеграцию" будет постепенно отходить на второй план. Основное внимание будет переводиться на проблему Приднестровья с параллельным нарастанием антирумынской истерии. Оно и понятно. 1 января 2007 года Румыния вступила в ЕС, и для всё большего количества бессарабцев очевидно: единственная дверь в ЕС – это Румыния. Таким образом, каждое упоминание "евроинтеграции" в сложившихся условиях - это один пункт в пользу Воронина и десять - в пользу унионистов и прочих "разгосударствителей" (о происхождение данного термина – чуть ниже). У последних, таким образом, появился неплохой шанс перехватить у Воронина "евроинтеграцию" и наполнить ее единственно возможным реальным содержанием - "ЕС = Румыния". Однако за последние годы в «евроинтеграционный» миф было вложено столько ресурсов, что бросить его вот так просто было бы для власти безумием. Если сейчас весь этот накопленный в общественном сознании потенциал будет грамотно перенесен на Румынию, то сторонников «унири» станет столько, что Воронин не устоит. Так просто молдавский президент под удар оппонентов, понятно, не подставится. Скорее всего, это толкнет его в 2007 году на еще более тесное сближение с НАТО и США.

Так или иначе, очевидно, что вызванная заявлениями Бэсеску «румынская волна» в Бессарабии станет определяющей для молдавской политики на ближайший довольно длительный период времени. Более того, надо признать, именно «румынский вопрос» является сегодня в Молдавии аналогом «рабочего вопроса» начала ХХ века в России (то есть самой острой и взрывоопасной проблемой в стране и главной опасностью для "стабильности").

Именно по этой причине деморализованному русскоязычному населению Бессарабии, распрощавшемуся благодаря воронинцам с доверчивостью и иллюзиями 90-х, остро необходимо определиться со своей позицией по данному вопросу в новых условиях и заявить свой интерес в этом основном вопросе сегодняшней молдавской политики. И ситуация здесь немного сложнее, чем хочет ее представить официальная кишиневская пропаганда. Возможно, именно верно обозначенный интерес и выбор русскоязычного населения Молдавии станет определяющим для развития событий.

А, как известно, в условиях, когда ни у кого нет «контрольного пакета», субъект, обладающий «решающим голосом», может по итогам рассчитывать на максимальный выигрыш. Уж точно поболее того «спасения» от мифической «румынской угрозы», которое впаривают сегодня русскоязычным «лохам» воронинские шулеры.

2. Страна упущенных возможностей

На момент развала Советского Союза Молдавия имела колоссальный задел в виде промышленности, строительства, сельского хозяйства, образования, медицины, науки. Стоило только не разделять людей по национальному и языковому признаку, и молдаване, русские, евреи, украинцы, гагаузы вместе явили бы миру молдавское экономическое чудо. Не возникло бы территориальных проблем, а люди в единой стране жили бы богато и счастливо. Но…

Для общества губительно, когда на ответственные посты люди назначаются не по интеллекту, а по национальности. К сожалению, этот лавинообразный процесс, запущенный в Молдавии уже в конце 80-х годов и продолжающийся в течение всего периода молдавской независимости, будучи помножен на молдавское традиционное «кумовство», и привел к тому, что в итоге по результатам 16 лет независимости Молдавия являет собой типичный пример «Failed state» («несостоявшееся государство»).

Комментируя инициативу Бэсеску молдавская официозная пресса на свою голову вспомнила эпизод из «12 стульев»: «Румыния ведь не Остап Бендер, она не скажет про Республику Молдова на пороге Европы: “А этот мальчик со мной!” А если и скажет, то евробюрократы никак не поверят». На самом деле не это волнует Остапов Бендеров из воронинского журналистского пула. Они беспокоятся: а не скажут ли хором румыны с евробюрократами на пороге Европы другую крылатую фразу: "А был ли мальчик?" А если "не был", то что здесь делает этот "мощный старик", "отец бессарабской демократии"?

Этим же ключевым вопросом все чаще задаются и сами молдавские граждане. В ответ же они слышат исключительно рассуждения о необходимости еще и еще раз "пострадать за независимость" и демагогию о все новых и новых покоряющихся молдавским предводителям "планках независимости", за которые всем гражданам (кроме самих предводителей, конечно) «надо платить», «жертвовать» причем «по гамбургскому счету».

При этом для поддержания среди отчаявшихся молдаван должного уровня «жертвенности за независимость» их решили напугать «ужасной альтернативой», выраженной мудрено-зловещим термином «разгосударствление» (сторонников инициативы Бэсеску кишиневские власти соответственно определили в «разгосударствители»). Подобные страшилки в основном вызвали у уже обзаведшихся некоторым «иммунитетом» молдаван реакции в диапазоне от «Лучше ужасный конец, чем ужас без конца» до «Напугали ежа голым задом». Тем более что именно благодаря продолжающемуся на протяжении последних 16 лет "государствлению" РМ (выражающемуся в быстром и неограниченном обогащении очень ограниченной "элиты"), подавляющее большинство молдаван как раз с голым задом и осталось. «Может, хватит?..», - рассуждают они.

При этом все произошедшее за последние 16 лет, равно как и факт «упущения спасительных возможностей», подавляющим большинством воспринимаются как события необратимые. Публикации на данную тему и вовсе пополнили молдавский политический лекикон новой терминологией: так, в частности, появилось словосочетание "постмолдавское пространство", применительно к территории бывшей Советской Молдавии, отдельные части которой, и так не особо спаянные за недолгое время существования в рамках единого территориального образования, по вышеозначенным причинам окончательно и безвозвратно разошлись в разные стороны.

3. План Белковского-Бэсеску-…

Как услужливо сообщает нам почти в каждом своем материале на означенную тему кишиневская официальная пресса, «план разгосударствления Молдавии был озвучен директором московского Института национальной стратегии Станиславом Белковским сначала в Бухаресте, а затем в Одессе, в 2004 году и получил название - План Белковского». «Согласно плану, передача Бессарабии Румынии при одновременном признании права Приднестровья на самоопределение - отвечает интересам всех народов региона. Присоединение Бессарабии по образцу воссоединения Западной и Восточной Германии дало бы колоссальный импульс национальному развитию и фактически позволило бы Румынии выйти из национальной депрессии, в которой она сегодня находится», - отмечает проправительственная пресса.

Слово самому Станиславу Белковскому: «Благоприятные экономические последствия варианта "двух Германий" открывают привлекательные перспективы и для народа Молдавии. Ну и об интересах народа Приднестровья излишне говорить. Этот вариант отвечает также национальным интересам Евросоюза в целом, потому что таким образом исчезает очаг напряженности на границах объединенной Европы. Единственным аргументом против этого плана является то, что в Приднестровье будет, возможно, узаконено военное присутствие России - и это категорически не устраивает США и евробюрократию. Но повторю - к интересам народов региона, для которых приднестровское урегулирование является действительно важной, а не общетеоретической проблемой, интересы западной бюрократии не имеют никакого отношения. План абсолютно отвечает интересам народа».

Про «вариант двух Германий» говорил, озвучивая свою инициативу, и президент Румынии Траян Бэсеску: "Румыния - единственная страна, единственный народ, оставшийся разделенным после воссоединения Германии, а румыно-молдавское объединение произойдет внутри Европейского союза".

В тезисе о том, что интеграция Молдавии и Румынии неизбежна, в принципе, нет ничего нового. Александр Дугин, тогда еще более или менее вменяемый, писал в своей книге "Основы геополитики": «Румыния и Молдавия представляют собой две части единого геополитического региона, населенного единым православным этносом потомками даков, говорящими на языке латинской группы и в значительной степени вобравшими культурные, языковые и расовые элементы славянского окружения. С геополитической точки зрения интеграция Румынии и Молдавии неизбежна, но при этом Москва должна стремиться провести это объединение в своих целях, чтобы включить это пространство в зону своего прямого стратегического контроля… Через Румынию, Молдавию и Центральную Украину проходит непрерывная полоса, населенная православными народами, связывающая земли России с Сербией, форпостом Евразии на Балканах. В интересах Евразии превратить всю эту область в единый стратегический и культурный регион фактически в одну страну. Это требует от Москвы, чтобы именно она выступила инициатором молдавско-румынской интеграции, знак которой должен быть изначально определен как православный и евразийский».

Теперь рассмотрим все это с выбранного нами ракурса – с точки зрения русскоязычного населения Бессарабии. А почему, собственно, русскоязычные бессарабцы должны быть против Румынии? Что может стоять за этой неприязнью кроме откровенно навязываемой им сегодня подмены их собственных интересов интересами кишиневской верхушки, обладающей уже на протяжении 6 лет всей полнотой власти в Молдавии, но палец о палец не ударившей для улучшения положения русскоязычного населения РМ? И присутствует ли вообще эта неприязнь? Может все эти воронинские пугала уже давно никого не впечатляют? Ведь в последние годы русскоязычные в Молдавии получили не один жестокий урок. Глядя же сегодня на жестко упорядоченное и изрядно удобренное русофобией политическое поле РМ русскоязычные жители приходят к простому выводу: ни одна из сегодняшних политических элит в Молдавии абсолютно не удовлетворяет их интересам. Уже сейчас понятно, что русский язык не приобретет ни статуса государственного, ни даже официального при любом варианте перемешивания бессарабской политической колоды. Продолжение воронинского «государствления» - это укрепление полицейского режима, усиление репрессий, уничтожение свобод под соусом "построения Европы с воронинским лицом". Плюс дальнейшее усиление русофобии во внутренней политике и антироссийской составляющей во внешней политики. Оппозиция? Ничем не лучше. Любая. Так называемые "пророссийские" политические бизнес-проекты давно и окончательно обанкротились. В таких условиях именно поддержка «разгосударствителей» нередко становится вариантом протестного голосования – «чтоб вы все сдохли!» Тем более что, надо отметить, для такого выбора есть и ряд более рациональных и прагматичных оснований.

4. Развязывание узлов

На сегодня рассматриваемый вариант упорядочивания постмолдавского пространства – это, безусловно, какое-никакое, но развязывание целого ряда узлов, против которых оказывались бессильными все предыдущие подходы. Это касается и Приднестровья, с одной стороны, и бессарабского населения - с другой, и амбиций Румынии – с третьей. Что касается Румынии, то перед ней сегодня стоит выбор: либо они просто «высасывают» из Бессарабии все трудоспособное население (их собственное население уже «высосалось» еще западнее, и эта тенденция будет только усиливаться), либо присоединяют его вместе с территорией. Последнее, безусловно, привлекательнее для самой Бессарабии. Несколько сотен тысяч молдавских граждан только за последние месяцы уже отыскали свою "дверцу в ЕС" в посольстве Румынии в Кишиневе. И этот процесс, развивающийся по лавинообразному сценарию, пугает не только Кишинев. «Заваренной каши» испугались и в Брюсселе, и даже кое-кто в самом Бухаресте.

Но что нам до пугливых евробюрократов? Вернемся к прагматичному интересу русскоязычного населения Бессарабии в этом процессе. Большинство наблюдателей сходится на том, что Молдавия как союзник для России потеряна. Если не навсегда, то надолго. И, возможно, Москве легче будет наладить нормальные, ровные отношения с Бухарестом, чем с непредсказуемыми, шарахающимися из стороны в сторону маниакальными личностями из молдавской президентуры. Кроме того, в этом случае статус русскоязычных граждан может только подняться по сравнению с тем, что их ждет в воронинской Молдавии. Многие отмечают, что румыны неплохо относятся к этническим русским, ценя их высокий профессионализм и толерантность. Сохранение же рядом (в ПМР) российских войск в любом случае благоприятно скажется на балансе сил в регионе.

Этот же процесс будет способствовать налаживанию нормальных и даже партнерских отношений между Россией и Румынией, а именно на этом сфокусированы сейчас интересы России в регионе (да и Румынии тоже). Ведь именно "целостная и неделимая Республика Молдова", надо признать, всегда служила яблоком раздора между Румынией и Россией и главной причиной ухудшения двусторонних отношений.

Приведу лишь ряд отзывов о Румынии русскоязычных бессарабцев, которые пощупали «румынскую угрозу» не в процессе чтения кишиневской пропаганды, а непосредственно в Румынии, работая и получая образование в этой стране. «Пока я не уехал в Румынию я был против объединения Молдавии с Румынией, - пишет первая «жертва румынского национализма». - Сейчас я только за объединение. Хотя я тут по-румынски через слово могу что-то сказать, люди ко мне относятся лучше чем «наши», в Молдавии. В Румынии ещё не разу никто не фыркнул и не скривился, когда я по-русски говорю, наоборот многие сотрудники вспоминают какие-то русские слова и прочее. Зато в Кишинёве, только приехал, так через 3 часа уже одна дура в очередном учреждении крутила носом».

«Я много раз был в Румынии, - отмечает другой собеседник. - Так вот, когда я ехал туда первый раз, то думал, что румыны будут ко мне плохо относиться (после Сталинграда). Отнюдь. Они отнеслись ко мне с должным пиететом (причем искренним - я это видел). Даже лучше, чем к молдаванам, которые были со мной. Илиеску (экс-президент Румынии) вообще захотел со мной на русском разговаривать, а когда узнал, что мы с ним один институт в Москве закончили - был счастлив как ребенок, удравший от зубного врача».

Вот такой вот «национализм», который, как стращает нас Воронин, «вписан в румынский генетический код»…

Румынская пресса сообщает, что русский язык заполонил румынское побережье Чёрного моря, на нём уже стал разговаривать и румынский персонал, на нём в обязательном порядке написано и меню ресторанов, кафе. Дело в том, что около 80 процентов туристов, прибывающих, например, на румынский курорт «Venus», - это русские из Белоруссии, Украины, России…
Зато молдавские чиновники все никак не могут успокоиться. То они в кодекс об аудиовизуале впишут пункт, обязывающий, в том числе, коммерческие (!) вещательные организации выпускать не менее 80% передач на госязыке. То кинотеатры (частные, опять же) вздумают в порыве «патриотизма» полностью на госязык перевести.

Так у кого и что «вписано в генетический код»? Многим русскоязычным, кстати, наверняка будет интересно посмотреть и на то, как румыны будут «учить» эту самую местную «патриотическую» элиту уму-разуму, хорошим манерам и цивилизованности. А, скорее всего, просто вышвырнут бездарей за профнепригодность.

Кстати, венгерское меньшинство в Румынии имеет своих представителей в правительстве Румынии, в том числе на уровне вице-премьера. Речь, естественно, не о том, нужно или не нужно учить тот или иной государственный язык, и не о том, что в Румынии нет национально-языковых проблем. Речь об элементарной терпимости, цивилизованности и здравом смысле. А где присутствует цивилизованность и здравый смысл, там люди всегда найдут общий язык и решение любых, даже самые сложных проблем.

5. Румыном быть не запретишь

Но вспомним, как в этот раз все начиналось… Ажиотаж вокруг принятия румынского гражданства начался примерно в сентябре 2006 года. Впоследствии на его подавление были брошены немалые силы. Однако даже сделанные, очевидно, по просьбе Кишинева, заявления посольства Румынии в Молдавии о том, что срок подачи документов на получение румынского гражданства для жителей РМ не будет ограничен, не оказали на толпящихся в очередях за румынским паспортом граждан никакого воздействия.

Не верят люди даже румынским заявлениям. Они уже вообще никому не верят. И их можно понять. Бессарабцы так привыкли, что их на каждом шагу обманывают, что думают: и румыны тоже обманут. А если румыны не обманут, то присоединение к Румынии действительно будет неизбежным. И не только потому, что больше половины жителей РМ будут счастливыми обладателями румынских паспортов. Просто, как можно бессарабцам не присоединиться к такой удивительной, чудесной стране, где не обманывают? Никак нельзя...

Что касается молдавских властей, то, напуганные «разгосударствлением», они тогда даже подключили к борьбе с «румынским ажиотажем» Министерство внутренних дел (нашли кого подключать!), которое по традиции, «по горячим следам» нашло виновных: злонамеренных «распространителей слухов». Наивные... Они рассчитывали, что молдаване испугаются сказок про "коварных людей, распространяющих слухи", наверное, даже тех самых "разгосударствлителей". Бессарабцы уже братьям-румынам не верят и продолжают толпиться в очередях, а тут им предлагается испугаться сказок какого-то мента с фальшивым дипломом о высшем образовании.

Параллельно (во второе народное ухо) Министерство иностранных дел и европейской интеграции нашептывало другую сказку: вот-вот молдаванам отменят визы в ЕС... Что это было? Больше всего похоже на обычный пиар. Но уж больно бестолковый. Коварное "разгосударствление", оно и слезам-то не поверит, не то что дешевому третьесортному пиару.

6. Опять двойка

Тут, на мой взгляд, необходимо небольшое лирическое отступление о том, что же в столь, казалось бы, благоприятных условиях для «унири» является основным препятствием на пути Бессарабии в Румынию. Парадоксально, но это… сами молдавские унионисты. Они, для кого к счастью, а для кого – к сожалению, так и остались на предыдущей ступени развития, в прошлом веке, продолжая играть в уже давно проигранную войну и бормоча с пеной у рта что-то неразборчивое про «проклятых русских». Не способные в большинстве своем почувствовать, что на них в кои-то веки «с надеждой смотрит История», они сами все никак не могут разобраться с какими-то там игрушками в песочнице 10-15-летней давности, а также волевым решением изгнать из своих рядов засланных провокаторов и откровенных идиотов.

В подтверждение недальновидности и неактуальности такой практики приведу только один пример. В начале 2007 года, почувствовав, как "европейский миф" уходит у них сквозь пальцы (о чем уже писалось выше), молдавские красно-оранжевые подключили тяжелую артиллерию – молдавско-американского политтехнолога Влада Сокора. Этот включается только в особо важные моменты. В последний раз он выпрыгнул, как черт из табакерки, как раз чтобы разнести в пух и прах летнюю инициативу Бэсеску. На сей раз мутноокий Сокор завел шарманку про то, что к молдавским парламентским выборам 2009 года (то есть до них еще 2 года!) необходимо «готовиться уже сейчас». Основной месседж его выступления заключался в противопоставлении "проевропейского" союза ХДНП-ПКРМ "национал-румынскому" политическому лагерю. Причем именно победа в 2009 красно-оранжевых Сокором называется условием, необходимым для "продолжения движения Молдавии к Европе".

Сокор, вообще - человек-легенда молдавской русофобии. И именно унионисты в последние годы сделали многое для того, чтобы слово Сокора было как можно более "весомо, грубо, зримо" и для их адептов, и много для кого еще. Постоянно идя на поводу у собственной неизбывной ненависти ко всему русскому, они превозносили этого "певца бессарабской русофобии" даже в те времена, когда уже было вполне очевидно, в чей карман складывает фишки шустрый «американчик». А их теперешние запоздалые попытки «разоблачить» и «дискредитировать» Сокора не услышит никто. Раньше надо было думать. И, главное, лечиться от русофобии.

7. Любить русских

У рассматриваемого нами сценария есть и внешняя немаловажная составляющая, касающаяся закулисных переговоров действующих в регионе акторов. Но не менее важно, чтобы в самой Бессарабии прекратились русофобско-румынофобские перепалки, на которых уже много лет умело играет (и выигрывает) Воронин, не даром периодически «подливающий маслица в огонь». Расчет ведь делается на то, что, занимаясь собственными разборками, собачась друг с другом, разделенное на два враждующих лагеря общество оставит ему, Воронину, и его камарилье скромную роль «начальников пляжа». «Разделяй и властвуй». Классика жанра.

Таким образом, можно сделать однозначный вывод: каждый, кто сегодня винит в любом молдавском событии "русских", "русофонов", "Россию", видит какой-то "русский след", или даже обвиняет в "русскости" Воронина тот (осознанно или нет) играет за самого Воронина. И то же самое, соответственно, про "румын" и "Румынию". А все эти страшилки («приднестровская угроза», «российская угроза», «румынская угроза», «марсианская угроза» и какие там еще они придумают завтра) – это лишь "шум за сценой", который призван отвлечь граждан от насущных вещей.

Бессарабским же румыно-унионистам стоит еще раз посоветовать только одно: учиться любить Россию и любить русских, так как, не исключено, что во многом именно от этого будет зависеть, состоится ли столь долгожданная "униря". Дело в том, что если процесс этот все-таки дойдет до практической реализации, то одним из обсуждаемых упомянутыми внешними акторами вопросов, к изумлению бессарабских русофобов, может стать то, сможет ли Румыния гарантировать лучшее соблюдение прав русского и русскоязычного населения Бессарабии, чем при Воронине. И, скорее всего, она сможет. И это будет правильно и очень разумно с ее стороны. А тот, кто в Бессарабии кровожадно потирает руки в духе "ничего-ничего, вот воссоединимся, и мы этим русским покажем", тот поступает неразумно. Во-первых, он глубоко заблуждается (и «униря», если и произойдет, то пойдет что называется «в обход» таких деятелей), а во-вторых, играет на руку Воронину.

Важный выбор предстоит сделать и самой Румынии, так желающей стать «Великой». Румыния сможет либо остаться архаичным этнократическим государством с постоянными проблемами в национальной политике, угрозой сепаратизма и без Бессарабии, либо стать Великой Румынией с имперской национальной политикой и Бессарабией в своем составе. К слову, Румыния уже делает, пока робкие и неуверенные, шаги в этом направлении. Например, объявленная политика Румынии в области предоставления гражданства - это чисто имперская политика. В то же время, Румыния все еще пытается усидеть на двух стульях: «И хочется, и колется». Но так не получится. Невозможно сочетать новую имперскую политику экспансии с прежней национальной политикой внутри страны. Это противоречие рано или поздно вскроется и встанет перед Румынией во всей красе. И ей, сказавшей "А", придется сказать и "Б". Либо поджав хвост трусливо забрать обратно "А".

Впрочем, в том, что касается соблюдения прав русскоязычных бессарабцев, Румынии не потребуется ничего выходящего за рамки общеевропейских норм соблюдения прав национальных меньшинств. Представительство в органах власти Бессарабии, в региональных правоохранительных органах, спецслужбах, прокуратуре, судах и т.д. Гарантии местным русскоязычным независимым СМИ. Право на образование на родном языке. Возможно, введение русского языка в качестве официального на территории Бессарабии (по крайней мере, на некоторый "переходный" период - лет 20-30, чтобы старшее поколение, которое выучить язык уже не способно, могло нормально дожить свой век в комфортной языковой среде – они это заслужили), то есть то, что обещал, но не сделал Воронин. Все это параллельно с грамотной, мощной, эффективной и доступной программой изучения румынского языка для всего населения Бессарабии (в этом, к слову, нуждаются не только русскоязычные).

У активного молодого русскоязычного населения Бессарабии, кстати, в случае объединения с Румынией, наконец-то появится смысл учить государственный язык. Ведь именно он позволит амбициозной молодежи выйти за пределы регионального уровня. Все это помноженное на упомянутую выше терпимость, цивилизованность и здравый смысл, может дать вполне хорошие и удовлетворяющие всех результаты. Сейчас же знание госязыка в Молдавии не дает ничего кроме избавления от сомнительных упреков в "неуважении этой земли". Ведь, как верно подмечено, молдавский безработный, который выучит государственный язык, становится... безработным, который знает два языка.

8. Национальная идея

Сегодня часто задается вопрос: «Что может быть для жителей Молдавии национальной идеей?» Уже сейчас понятно, что те, кто находится у власти в Молдавии, равно как и современная «системная оппозиция» выработать ее не в состоянии. Национальная идея – это то, что позволяет народу почувствовать себя цельным организмом, не раздираемым на части по национальным и прочим признакам, единой общностью, способной поставить перед собой единую цель и найти пути ее достижения. В таком обществе, как молдавское, национальная идея – это всегда компромисс, решение, которое устроит всех (ну, может за исключением прослойки кишиневской бюрократии, которая и сегодня неплохо устроилась). Не может одна часть общества в рамках национальной идеи перетянуть все одеяло на себя.

Государство Республика Молдова в признанных границах без решения проблемы русского языка нежизнеспособно. Если не вернуться к фундаменту - национальной и языковой политике, то государство гарантированно распадется. Однако проблему эту, как уже было отмечено, никто решать не собирается. Такой вот замкнутый круг, оборачивающийся настоящей трагедией для населения Бессарабии в условиях, когда каждая часть общества не хочет сделать и полшага к компромиссу, а результатами общественного конфликта умело пользуются бизнесмены от политики, оккупировавшие сегодня молдавскую политическую сцену.

В таких условиях шансы на утрату государством Республика Молдова так и не сформировавшегося в полной мере государственного суверенитета резко возрастают. В этом нет нашей вины: русскоязычное население (не по своей воле) было отстранено от процесса построения молдавской государственности. Очень жаль, что представившиеся после распада СССР возможности упущены. Но, действительно, было бы странно, если бы русскоязычное население осталось последним, кто «за свой счет» будет до конца цепляться за молдавскую независимость, имеющую сегодня, как и в начале 90-х (когда и закладывался этот «фундамент»), ярко выраженное русофобское содержание.

Шансов на «унирю» сегодня не меньше, чем в начале 90-х. Причем сегодня (или завтра) она имеет все шансы свершиться не путем насилия одной части общества над другой (как это едва не произошло в начале 90-х), а в качестве объединительного выбора всего населения. Условно говоря, «объединение с Румынией в обмен на русский язык и соблюдение прав русскоязычного населения Бессарабии». Ну, и всем нам вместе – в качестве приза – вожделенная Европа. Со всеми вытекающими…

21 мая 2007


POLEMICA
Для того чтобы добавить комментарий необходимо авторизироваться
TEMELE ZILEI
REFERENDUM
Какая из перечисленных идентичностей наиболее близка вашему самоощущению?
Я - молдаванин
Я - румын
Я - русский (русскоязычный)
Я - бессарабец
Йа креведко
Ни одна из перечисленных
Сами мы не местные
TOATE VOTURILE
POLEMICA
PROIECTE