22.01.19       
КОММЕНТАРИИ
11.05.2009 Максим Кузовлев:
Какие ветры дуют в молдавские паруса?

«Впрочем, в нашем мире всё –
милая, расчудесная, знаете ли,
 игра в лицедейство».
Ю. Бондарев, «Выбор».

В марте текущего года – перед несостоявшейся встречей молдавской и приднестровской делегации – приднестровские власти объявили о том, что не желали бы видеть на своей территории спецпредставителя ЕС в РМ, посла США в РМ и чешского посла в РМ. Владимир Воронин, так уж получилось, не в силах помешать действиям приднестровских властей. Однако позицию свою мог четко обозначить, решив, что в таком случае – не будет встречаться в Тирасполе ни с кем, не смотря на то, что неделей ранее – обещал встретиться со Смирновым в Тирасполе под занавес своей президентской карьеры не кому-нибудь, а Президенту РФ. Повод есть – вот уважаемых дипломатов не пускают. Хотя, давайте четко поймем – им запрещен въезд только в случае, если названные персоны – изъявят желание посетить приднестровский регион с частным визитом. На матч футбольный съездить, иные красоты приднестровские посмотреть или же просто по короткой дороге проехать из Кишинева в Одессу. Этого – нельзя. А если по делу: переговоры, встречи запланированные, иной официоз – то пустят. Так что – какой-то незавершенный запрет, не правда ли?

То, что ЕС и США медленно, но верно заходят в приднестровское урегулирование – секрет Полишинеля. Если бы в Приднестровье ещё бы отсутствовал мизерный состав представительства Министерства Обороны РФ – Оперативная группа российских войск в Приднестровском регионе Республики Молдова (ОГРВ), то, ясное дело, участие и ЕС и США было бы более активным и более для них результативным.

Почему же приднестровская власть упражняется в «виза бэндэ»?  Думается, прежде всего, об этом говорит сам формат запрета – «можно, но при условии». Тем приднестровцам, которые, в свою очередь, попали в первые строчки запрета на въезд в ЕС и США – просто было непонятно, почему же именно им оказана такая честь. Они то встречались чуть не каждый рабочий день с представителями и от ЕС и США, хотя, иной раз, по разным причинам, не всегда этого и хотели. Они то шли на встречу, да и Воронин как-то пообещал, что будет содействовать тому, чтобы «виза-бэнд» для приднестровского истеблишмента – был отменен. Но вот и не посодействовал. Или посодействовал, но не так. Безусловно, раздражение на такой поворот – первая реакция. Это раздражение согласовали с российскими коллегами и придумали такой запрет.

Злит ли этот простого приднестровского жителя? Не думаю. Для большинства – главная задача – выживание в сложных условиях. А то, что кому-то не разрешают выезд – ну так и что их то это не касается. Да и у большей активного населения не так уж велико желание жития в Приднестровье. Если есть возможность уехать, иная – более существенная мотивация – то эта активная часть уезжает. Для них нет запрета на выезд.

А что же касается переговоров, встреч, да просто работы по общению с теми или иными гостями дипломатическими и околодипломатическим – то все идет по устоявшемуся сценарию. Русские – присылают очередных «обещалкиных», приезжающих в запланированные командировки и уже привычных к местной кухне и обычаям. Представители самой большой страны в мире «внимательно отслеживают ситуацию», но помнят постоянно о том, что все-таки есть генеральная линия, её и будут придерживаться. А что такое генеральная линия? Пообещать, может быть, что-то даже сделать, но не так уж, чтобы из ряда вон.

Запад – присылает очередного слушателя, который знакомится с красотами края и своеобразием местных обычаев. И, мне думается, самый важный момент этих визитов - Запад делает свое дело, не ставя вообще никого в известность о том, что же он решил. Запад, выражаясь стандартным советским клише -  «вероятный противник». И в Тирасполе, при всем своем радушии – очень четко от этого клише отталкиваются и действуют.

Деятельность различного рода посредников, как это не прозвучит нелицеприятно, можно вывести к формуле: «есть успехи, но нет толку». Такое ощущение, что никто, что из пришлых помощников, что из местных участников – не понимает, что проще всего по пути приднестровского урегулирования идти по  пути понимания реальной ситуации и жизни во всех её проявлениях. В Приднестровье очень неплохо видят ситуацию какой-то непонятной молдавской «европейской недоношенности». Вроде бы «наш – путь коммунизм», но в то же время – коммунизм в ЕС. Создается впечатление, что непонятно, какие ветры дуют в паруса молдавского корабля. Сами европейцы особо не акцентируются на такой уникальности молдавского европейского выбора.  Ну а приднестровцев это чаще всего забавляет.

Как-то услышал от одного достаточно высокопоставленного приднестровского чиновника: «Да и что такое ЕС? Ещё не государство, но уже не региональная организация. О чем с ними говорить. Да и как-то надоели они! Приезжают, говорят одно и то же из года в год, отчеты свои пишут, зарплату получают. Надоели!»

Видно невооруженным глазом западное деление на наших (с теми, кто предположительно договороспособен) и не нашими  (кто предположительно – недоговороспособен). Не наши – это, конечно же, Смирнов и вся «старая команда», которая из года в год попадает в списки лиц, которым запрещен въезд в страны ЕС и США. Наши – это Шевчук и «Обновление» вообще, а также те, кто за ними стоит. У Шевчука тоже был одно время запрет на въезд в ЕС, но не долго. Да и те, кто стоят за «Обновлением» - давно и надежно выбрали традиционный путь – не ограничения себя только приднестровским гражданством, став помимо традиционно российских – ещё и гражданами – некоторых маленьких финансово-устойчивых стран Европы.

По идее, власть в Приднестровье окончательно сменится (пока смена несколько половинчата – Верховный Совет под контролем «фирмы-республики», Президентура и Правительство – до поры до времени - нет) во время пятых президентских выборов в Приднестровье. Москва покажет и скажет, кто ей более по душе на посту – с ним и придется работать. Выбирать, кстати, в первый раз уже будут повзрослевшие дети, не представляющие, как же тогда мир существовал без сотовой связи и Интернета, не видевшие воочию начало конфликта. Что им рассказывают про него – то о нём и знают. А как им представляют прошлое? Кто-то его порицает – что легче всего, а кто-то (таковых – не так уж много) оспаривает порицание. Так и формируются взгляды.

Может к тому времени, что-то и поменяется. А пока…

Хотя, скажу честно, не думаю, что принципиально ситуация для Запада в приднестровском вопросе изменится. Но плохо ли это? Привычно, по крайней мере.

Как в буддийской мудрости: «Кто скажет – что есть удача, а что невезение?».

сюжеты:
ПОЛЕМИКА
Для того чтобы добавить комментарий необходимо авторизироваться
ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ
РЕФЕРЕНДУМ
Какая из перечисленных идентичностей наиболее близка вашему самоощущению?
Я - молдаванин
Я - румын
Я - русский (русскоязычный)
Я - бессарабец
Йа креведко
Ни одна из перечисленных
Сами мы не местные
ВСЕ ГОЛОСОВАНИЯ
ПОЛЕМИКА Румынское гражданство - для всехКомментариев: 50Мы, государство, цыгане и контрактКомментариев: 5ПРО США и Карибский кризисКомментариев: 2
ПРОЕКТЫ