18.06.19       
КОММЕНТАРИИ
02.06.2009 Сергей Ильченко:
Молдова: неуверенность и ожидание

По мере приближения даты выборов президента все отчетливее ощущалась неуверенность компартии в их благополучном для нее исходе. Основания для этого есть. Хотя оппозиционеры в этот раз едва ли покинут зал, опасаясь прямых фальсификаций, они могут отказаться подходить к урне. И даже если несколько «слабых звеньев» из рядов оппозиции будут участвовать в голосовании, неуверенность в их исходе у коммунистов все равно есть. Голосование-то тайное, а устраивать цирк с демонстрацией заполненных бюллетеней перед опусканием их в урну, как это некогда проделали депутаты от покойной «Ласточки» - Блока «За демократическую и процветающую Молдову» коммунисты едва ли решатся. В нынешней ситуации это был бы явный перебор, к тому же, результаты такого голосования будут опротестованы в судебном порядке – и, скорее всего, вполне успешно, по причине очевидности нарушения. Все это создает элемент неопределенности – пойди, разберись потом, кто и как проголосовал. Здесь надо учесть еще и то, что оппоненты коммунистов тоже ведут поиск «кротов» в их рядах.

Между тем, нехватка хотя бы одного голоса за кандидата в президенты, скажем, ситуация, когда 60 голосов отдано за Зинаиду Гречаную, а 61-й - за альтернативного Андрея Негуцу означает новые выборы. Третьей попытки Конституция Молдовы не предусматривает. Вроде бы… Потому что, вообще говоря, с Конституцией тоже непросто. Ее, как и украинскую, в свое время кроили как костюм по мерке – сначала «под Снегура», потом «под Лучинского» потом – «под Дьякова». В ней полным-полно темных мест и противоречий. И в толкованиях ее тоже недостатка нет.

К примеру, в соответствии с постановлением КС №4, выборы президента считаются состоявшимися, если в них участвовали 61 и более депутата. Выборы идут в два тура: с учетом того, что кандидатур может быть и больше двух. А если они все-таки состоялись – но президента не избрали, то надо опять проводить первый тур, потом - второй. И только через три месяца можно было бы распустить парламент. И роспуск парламента тоже можно было бы, хорошо поискав в Конституции, опротестовать в Конституционном суде.

Иными словами, ситуация может развернуться так, что судьба парламента и президента окажется в руках Конституционного суда – а это внесет еще больший элемент неопределенности, чем досрочные выборы. Потому что председатель КС Дмитрий Пулбере хотя и стал таковым с подачи Воронина, может в сложившейся ситуации повести себя и независимо - должность-то пожизненная. А может и не повести…И еще – председатель КС, конечно, влиятельная фигура, очень влиятельная – но все-таки он – еще далеко не весь КС. Такой поворот устраивает коммунистов еще меньше, и потому речь идет о досрочных выборах – как о крайней мере, в том случае если президент все-таки не будет избран.

Коммунисты пытаются наладить диалог с оппозицией, предлагая ей «широкий компромисс». ЦК ПКРМ (но не лично Воронин!) выступило с заявлением о готовности вести диалог с представителями оппозиционных партий в любой конфигурации, и назначило переговорщиками Марию Постойко, Марка Ткачука и Владимира Цуркана.

Однако конкретных предложений, озвученных со стороны ПКРМ публично, пока нет. Есть только достаточно неопределенные декларации ее функционеров - и молчание в ответ. Можно предположить, что за кулисами переговоры все-таки ведутся, но, по-видимому, не приносят результатов. Это естественно - камней преткновения в таком диалоге просматривается немало. Избрание президента еще не означает для компартии окончания проблем – для нормальной законотворческой деятельности ей необходимо найти еще 7 голосов. В противном случае работа парламента будет в значительной степени блокирована – коммунисты смогут принимать только ординарные законы. Им же нужно провести большой органический блок, обезопасив себя на будущее и закрепившись у власти.

Далее. При формировании правительственных структур компартия будет испытывать кадровый голод. В Молдове не густо с компетентными управленцами, а значительная часть возможных кандидатов явно или тайно поддерживает оппозицию.
Еще одним препятствием остаются события 7 апреля и их толкование. С одной стороны, коммунисты активно используют эти события для шантажа оппозиции. С другой, выходит на свет все больше и больше фактов, свидетельствующих о том, погромы были инспирированы властями. К этому выводу приводит и анализ видеоархивов из материалов от различных источников (а в толпе работала целая армия профессиональных фоторепортеров, видеооператоров и просто зевак со снимающей техникой) и ряд странных фактов. К примеру, в день штурма и захвата парламента в нем была отключена автоматическая система пожаротушения - кто отдал этот приказ и с какой целью?». Таких вопросов десятки – но власти молчат.

Все трое лидеров оппозиции: Влад Филат, Михай Гимпу и Серафим Урекян имеют очень серьезные личные мотивы для того, чтобы не сотрудничать с коммунистами – по крайней мере до того момента, пока во главе партии стоит Владимир Воронин. НО помимо личных мотивов – которые не стоит недооценивать, есть еще и опыт ХДНП Юрия Рошки. В 2005 году он пошел на союз с Ворониным, согласившись на роль младшего партнера. Этот союз оказался очень выгоден коммунистам и одновременно стал роковым для ХДНП – старейшая партия Молдовы впервые не вошла в состав парламента, еле-еле набрав половину проходного барьера - три процента против проходных шести. Традиционные избиратели ХДНП не простили Рошке союза с коммунистами, и ушли к его конкурентам. Судя по всему, карьера Рошки, как успешного парламентского политика и лидера партии – окончена.
С другой стороны, повторные выборы оказываются полнейшей загадкой. Идеолог ПКРМ Марк Ткачук совершенно справедливо говорит о них как о факторе огромного риска для политической системы страны – и, продолжая мысль Ткачука – для существования Молдовы как государства вообще. Так рисковать никто, в принципе, не хочет, но… в 2000 году тоже никто не хотел при сходных обстоятельствах распускать парламент: тогдашнее большинство отдавало себе отчет, что следующий парламент будет принадлежать Воронину и опасалось этого – и все равно не сумело договориться. Похоже на то, что история наступления досрочных выборов, к которым никто не готов, может повториться.

Если же говорить о том, кто не хочет досрочных выборов больше всех, то на первом месте оказываются коммунисты – победа была так близка – и вот…На втором месте – Альянс Наша Молдова во главе с Серафимом Урекяном. Он может все же стать “слабым звеном” оппозиции. Здесь имеет значение еще и то, что ни лидеры ПКРМ, ни лидеры АНМ в случае ухода Молдовы в Румынию не имеют политических перспектив. У лидеров ЛПМ и ЛДПМ, Гимпу и Филата, некоторые перспективы в этом случае все же есть, и они возможных последствий повторных выборов опасаются меньше…но тоже прелпочли бы не рисковать.

Что касается Владимира Воронина, то он уже заявил – как обычно, неофициально, в интервью радиостанции «Эхо Москвы», которое цитирует официальное агентство МОЛДПРЕС, что перед тем, как назначить дату внеочередных выборов – если до этого все-таки дойдет, он назначит кандидата на пост премьер-министра и дождется его утверждения в парламенте. В принципе, 60 мандатов ПКРМ будет для этого вполне достаточно. Но такая тактика открывает и возможности для затягивания роспуска парламента без обращения в КС.

сюжеты:
ПОЛЕМИКА
Для того чтобы добавить комментарий необходимо авторизироваться
ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ
РЕФЕРЕНДУМ
Какая из перечисленных идентичностей наиболее близка вашему самоощущению?
Я - молдаванин
Я - румын
Я - русский (русскоязычный)
Я - бессарабец
Йа креведко
Ни одна из перечисленных
Сами мы не местные
ВСЕ ГОЛОСОВАНИЯ
ПОЛЕМИКА Румынское гражданство - для всехКомментариев: 50Мы, государство, цыгане и контрактКомментариев: 5ПРО США и Карибский кризисКомментариев: 2
ПРОЕКТЫ