19.07.19       
КОММЕНТАРИИ
24.10.2010 Катрин Дюрандин:
Чего хочет Россия?

Катрин Дюранден (Catherine Durandin) – директор по исследованиям Института международных и стратегических исследований (IRIS), а также профессор романских языков и цивилизации Национального института восточных языков и цивилизаций (INALCO). Кроме того, она возглавляет работу над сериями "Европа сегодня" (Aujourd'hui l'Europe) и "Вызовы XXI века" (Défis 21) в издательском доме L'Harmattan. Дюранден - автор книги "Чего хочет Россия".

- Чего хочет Россия?

- Москва использует те возможности, что открывают ей новые отношения с Вашингтоном. В контексте проблем Ирана, Афганистана и соглашения по вопросам разоружения Россия пользуется этим климатом разрядки, чтобы добиться существенного влияния в Европе. И эта игра вполне нормальна, так как отвечает национальным интересам страны. Такая стратегия позволяет ей разделить Европу, блокировать процесс расширения НАТО, усилить противоречия между союзниками по альянсу накануне саммита в Лиссабоне.

- Можно ли говорит о смене стиля с приходом Медведева?

- Да, можно. Мне кажется, сейчас мы видим логику державы, которая спокойно укрепляет свою мощь без яростного напора, который был свойственен Путину. Думаю, в случае Грузии они увидели, что вышли сухими из воды, что дело в итоге оказалось только выигрышным и что никакой реакции Америки и Европы так и не последовало… Грузия лишилась части территории, а русские спокойно развертывают свои ракетные комплексы. Им удалось добиться успеха на выборах на Украине, и новый режим приступил к нормализации отношений с ними. Полагаю, у них получится добиться своего и на выборах в Молдавии… Все это очень умно. Однако нужно посмотреть, что случится на будущем саммите НАТО. Не думаю, что Вашингтон откажется от своей космической военной программы, которая нагоняет печаль на Москву.

- Каковы интересы Германии в укреплении позиций России в Европе?

- Ее логика вписывается в континентальный взгляд на расстановку сил и безопасность. В экономическом плане немцы кране заинтересованы в поддержании удовлетворительных отношений с русскими. Первым, кто это понял, был Шредер. В Берлине придерживаются идеи континентальной Европы с Германией в качестве полюса силы и позитивными отношениями с Россией в плане безопасности. Однако основную проблему здесь представляет позиция Парижа.

- Почему?

Я не понимаю, что мы можем от этого выиграть. Если, конечно, нам не нужно пройти через это, чтобы продать «Мистраль». Не могу сказать, что это будет значить в среднесрочной перспективе и что прозвучит 19 и 20 ноября на саммите НАТО в Лиссабоне. У меня складывается впечатление, что Николя Саркози стремится играть большую роль в политике, но не может реализовать себя в рамках двухстороннего сотрудничества с США из-за явного неравенства сил. Ему нужно оставаться в рамках европейской логики и соответственно поддерживать франко-германские отношения на должном уровне. Видя, что Германию тянет к России, а Россию к Германии, он выступил хозяином встречи в Довиле, чтобы этот альянс не оставил Францию за бортом и у нее тоже было право сказать свое слово. Рискованный подход.

- Можно ли говорить о согласии между державами?

- Да, мне кажется, что существует общая обеспокоенность по вопросам безопасности. У нас нет решения для выхода из афганского кризиса, а также отсутствует четкая иерархия современных угроз. В результате мы имеем наиболее классический и прагматичный подход к проблемам безопасности в рамках двухсторонних или, как в случае Довиля, трехсторонних дискуссий.

Перевод: Иносми


ПОЛЕМИКА
Для того чтобы добавить комментарий необходимо авторизироваться
ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ
РЕФЕРЕНДУМ
Какая из перечисленных идентичностей наиболее близка вашему самоощущению?
Я - молдаванин
Я - румын
Я - русский (русскоязычный)
Я - бессарабец
Йа креведко
Ни одна из перечисленных
Сами мы не местные
ВСЕ ГОЛОСОВАНИЯ
ПОЛЕМИКА Румынское гражданство - для всехКомментариев: 50Мы, государство, цыгане и контрактКомментариев: 5ПРО США и Карибский кризисКомментариев: 2
ПРОЕКТЫ