19.06.19       
ПУБЛИКАЦИИ
02.07.2009 Владимир Цеслюк
Далекий берег

Партия коммунистов накануне досрочных парламентских выборов и проблемы приднестровского урегулирования

Идеологи молдавского коммунизма в очередном  призыве к бою за спасение Родины («Досрочные выборы. Позиция ПКРМ») назвали  врагов молдавской государственности. Их немного. Но зато такие, которые заслужили битья «на поражение – беспощадного и жестокого». Иначе, считают товарищи из партии власти, Родину не спасти. Среди врагов названа и приднестровская администрация, «заинтересованная в молдавской катастрофе». Двумя месяцами ранее, когда молдавский президент Воронин жаловался на обстоятельства и причины, приведшие к апрельским беспорядкам в Кишиневе, он говорил, что если бы не тираспольские лидеры со своим упорством не решать проблемы урегулирования, то никакой бы беды с Молдовой  не случилось. Виноваты все кругом. Только не власти. Как не увидишь плачущего большевика, разве что, согласно классике, в музее, так не увидишь признающего и свой грех лидера молдавских коммунистов. Настоящий диктатор мелкого калибра из ненужной никому и бестолковой страны. Все свои комплексы, жажды и беспокойные фантазии перенести в цели и задачи государства, иначе не будет всенародного счастья. Случались и любители съесть своих недругов за завтраком, поскольку, по их разумению, лишь такой способ уничтожения заговорщиков, сепаратистов и завистников является наиболее эффективным. И показательным.  Стремления Воронина добиться от великих держав гарантий стабильности для Молдовы (была такая дикая идея) и его заявление, что сепаратизм в Молдове представляет  опасность для всей Европы, так что пусть «кипит возмущенный разум» европейцев и обольет сокрушающим кипятком «банду Смирнова» - это из набора тех же комплексов.   

Вообще, Воронин за восемь лет президентства много наговорил о приднестровской проблеме. Все оказалось неправдой. А все его планы оказались блефом и тоже неправдой. Едва затихали его речи о принципах и условиях урегулирования, едва высыхала краска на опубликованных заявлениях президента о «наиважнейшей задаче» Молдовы, на свет, как ни маскируй, предательски вылезало желание Воронина победить Приднестровье, но не договориться с ним о «принципах разграничения полномочии». Чем больше было вранья и действий «красного Кишинева» против «черной приднестровской дыры», тем   дальше уходили другу от друга берега. Именно в период правления ПКРМ Молдову в Тирасполе стали все чаще называть соседним государством. А приднестровские эксперты, участвующие в переговорах с Кишиневом, нет-нет, а отмечали странное, по их оценкам,  состояние диалога: во времена Снегура суть ведения переговоров была куда понятней, цели куда яснее…

Коммунисты же запутались. Берега отдалились. Вот пример  их «бархатного периода», когда картины приднестровского урегулирования рисовались понятные и даже радужные. Это Воронин в начале 2003 года. «Необходимо… признать, что существующее конституционное оформление РМ ограничивает нас в модернизации государства, делает нас заложниками той системы, которая сложилась в условиях противостояния с Приднестровьем… Я считаю, что единственно перспективным … решением в сложившейся ситуации является подготовка к принятию новой Конституции Молдовы… Нам нужна Конституция, разрешающая проблемы, а не загоняющая ее вглубь». Запутавшись, коммунисты потом даже не сочли нужным объяснить, почему они, поднявшие молдавское общество на «борьбу за федерализацию Молдовы», отказались от нее, а спустя короткое время инициировали закон от  2005 года, не оставившего ни крохи от прежних  недавних подходов к разрешению территориального вопроса. Объяснений нет до сих пор. Зато есть гордость за то, что документ был принят парламентом при консенсусе всех политических сил страны. Дальше было просто. В Тирасполе оценили Закон, принятый Кишиневом в одностороннем порядке, как возвращение к идеологии военного противостояния: война между берегами началась потому, что не было диалога сторон, а закончилась, когда осознание его необходимости пришло ко всем участникам боев.  Летом 2005 года на диалоге, что бы ни говорили коммунисты, был поставлен крест.

Приднестровский (очередной) референдум от 2006 года о независимости республики был ответом властям РМ.  Тирасполь мог бы его и не проводить, но провел, и именно как ответ. Статус, а точнее сказать, позорная кличка «соседнее государство», закрепилась за Молдовой надолго. Приднестровская идеология утверждает, что навсегда.

Воронин проигрывал Тирасполю не только, когда кардинально без объяснений и видимых причины менял планы Кишинева и повестки дня приднестровских консультаций. Он сорил словами и немыслимыми идеями, он путал следы, напускал на себя важности, и в итоге неизменно оказывался в роли, мягко сажем, непредсказуемого политика, а то и сельского балагура, ссылающегося в своих публичных байках на связи в колхозном парткоме. Такие обычно заканчивают злобным одиночеством и мучительно-нерезультативным  поиском истины. Есть один документ – заявление Воронина о «футбольном матче между  командами Голландии и Молдовы». Короткий, на злобу дня и удивительным образом  вместивший в себя столько всякой белиберды и воронинской заносчивости, что и сейчас удивляешься. Причем здесь достоинство страны, срасти по футболу, приднестровский вопрос и будущее объединенной Молдовы?  Это конец марта 2003 года. «Матч должен состояться в Тирасполе, т.е. у нас в РМ. Наша футбольная сборная не должна уронить достоинства нашего гимна и знамени, а наш народ должен насладиться хорошей игрой на родном поле. Никакой Смирнов, никакой  Антюфеев не имеют права деморализовать нашу  команду. Что же касается меня лично, то тираспольский стадион я посещу очень скоро – и в качестве простого болельщика, и в качестве президента единого государства».

Все случилось – и игра, и наслаждение,  никто ничего не уронил и никто никому не мешал. И не потому, что Воронин не велел. А потому что  все происходило совсем по иным правилам и сценарием. Не состоялось только одного – простого болельщика Воронина на тираспольском стадионе, и президента единого государства тоже.  Сомнительно, что состоится. Как не состоялось никакого нового молдавского плана урегулирования, обещанного Ворониным в 2001-2002 годах. До сих пор его никто не видел. Не состоялось ни общего для двух берегов общественного телевидения, ни совместной демилитаризации, декриминализации и демократизации, ни создания «общих пространств» для Молдовы и Приднестровья, под чем есть подпись и Воронина. Да много чего рухнуло-провалилось из планов ПКРМ. Хотя, если верить Воронину, Молдова при нем всегда близка была к решению приднестровской проблемы. Особенно сейчас, говорил недавно Воронин. Ах, если бы не апрельские события, сетовал он и оглядывался в поисках врагов.  Не сбылась (сейчас уже точно понятно, что  и не могла сбыться) самая главная мечта Воронина: решить приднестровский вопрос руками самих приднестровцев, но в пользу «красного Кишинева».

Лозунги к перевороту изнутри Воронин заготовил еще в середине 2001 года. Из тех же времен последующая цитата. Потом  бы он знал, что делать с теми, против кого приднестровцы восстали бы. «… Оно - решение приднестровского вопроса – зависит от гражданской позиции каждого из вас…». Заметим это «каждого из вас» - оно категорически важно для понимания того, что называет Воронин и ПКРМ в приднестровском урегулировании, оно показывает истинное и всегда тщательно скрываемое настроение коммунистических властей РМ: хотите жить с Молдовой вместе, сделайте так. Далее цитата из «избранных речей» товарища     Воронина: «Сколько вы еще будете позволять, чтобы вами манипулировали, чтобы от вашего имени решала свои вопросы кучка коррумпированных и алчных чиновников, узурпировавших не только всю власть, но и право распоряжаться вашими судьбами, жизнью ваших детей и родителей…? Сегодня от… вашего желания терпеть дальше геноцид против каждого из вас зависит судьба приднестровской проблемы и судьба ваша».

Тогда в Приднестровье призывы Кишинева поняли. И промолчали. Впереди были 2002-2003 годы, когда теплилась еще надежда слепить нечто общее, не очень надежное, но все-таки общее… Сейчас есть ответ. Окончательно он сформулирован, как ни покажется символичным, в дни, когда в республике отмечали очередную дату начала войны на Днестре. «Мы живём сегодня в условиях хрупкого мира… Пули над нашими головами не свистят, но угрозы Молдовы стали коварней, изощрённей, острей, и её планы по уничтожению Приднестровья остались прежними. Блокады с её стороны: экономические, информационные, дипломатические следуют одна за другой. Этому в условиях неустойчивого, перманентного мира мы противопоставляем единство нашего приднестровского народа, силу его духа и уверенность в верно избранном пути».

… Если кто не заметил, в эти дни два берега стали друг от друга еще дальше.

Владимир Цеслюк,
политический обозреватель агентства НИКА-пресс

сюжеты:
ПОЛЕМИКА
Для того чтобы добавить комментарий необходимо авторизироваться
ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ
РЕФЕРЕНДУМ
Какая из перечисленных идентичностей наиболее близка вашему самоощущению?
Я - молдаванин
Я - румын
Я - русский (русскоязычный)
Я - бессарабец
Йа креведко
Ни одна из перечисленных
Сами мы не местные
ВСЕ ГОЛОСОВАНИЯ
ПОЛЕМИКА Румынское гражданство - для всехКомментариев: 50Мы, государство, цыгане и контрактКомментариев: 5ПРО США и Карибский кризисКомментариев: 2
ПРОЕКТЫ