21.06.19       
ПУБЛИКАЦИИ
08.12.2008 Владимир Цеслюк
"Гоп аша" и "люли-люли"

Президент Воронин опять взялся за главный рефрен «приднестровской песни». Проблема должны быть урегулирована только мирным путем, переговоры по урегулированию должны проходить неизменно в формате «5+2». Повторяемые им из месяца в месяц и из года в год  тезисы и именно тогда, когда у Кишинева исчезают шансы хотя бы приблизиться к возобновлению предметных контактов всех задействованных в процессе сторон, напоминают незначимые и потому лишние припевы «гоп-аша» или «люли-люли». Это так – звуки, могущие состоять из любых буквенных сочетаний и предназначенные лишь для того, чтобы поддержать ритм, или, допустим, чтобы  вспомнить следующий куплет. Воронин о приднестровском вопросе произносит звуки.

Его замечания о «мирном пути», повторяемые после пятидневной войны на Кавказе чуть ли ни на каждом углу (в контексте некоторых его встреч за рубежом и дома это даже не замечания, а публичные клятвы не браться за оружие) ровным счетом ничего не стоят – Воронину никто не верит. Он давно уже утратил самостоятельную роль в приднестровском вопросе. А с тех пор, как ему в ноябре 2003 года сказали из-за бугра – «попробуй только подпиши «меморандум Козака», Воронин превратился в механизм. Одно только счастье – в механизм, исправно работающий. Но счастье-то сомнительно. Потом он сам себе добавил красок к своей характеристике политика непредсказуемого и политика, даже не стремящегося к самостоятельной роли в решении исключительно молдавских государственных проблем. Это когда Воронин стал искать «ключи от приднестровского вопроса» и стал их «находить» то сначала в Москве, то в Брюсселе, то опять в Москве… И потом Саакашвили, помнится,  тоже твердил о «мирном пути», и тоже публично, и тоже показывал какие-то документы…

Об исключительности и способностях переговорного формата «5+2»  Воронин тоже говорит давно. Иногда привирает. Например, на состоявшейся в минувший вторник встрече с депутатами парламентской фракции ПКРМ он сказал, что  все посредники и наблюдатели «положительно оценивают» закон об основных положениях особого статуса Приднестровья (документ от июля 2005 года). Он знает, что не все. И все знают, что не все. Но своим партийцам-депутатам, давно отстраненным, как и весь молдавский парламент, от урегулирования, давно уже позволительно говорить всякую ерунду – эти все стерпят, со всем согласятся…  Но вот вопрос: если называемая исключительной группа переговорщиков и наблюдателей так незаменима и в скором будущем весьма эффективна, то почему же она – эта «великолепная семерка» не то что не может справиться с «самым легким конфликтом на постсоветском пространстве», но и даже не в состоянии почти за тридцать месяцев вернуться за стол переговоров? Ответ тоже всем известен.

Начнем с пары, входящей в «пятерку», - с главных «виновников торжества» - с Кишинева и Тирасполя. Президенты Воронин и Смирнов лишь продолжают, как бы это сказать помягче, шутить с международным сообществом и рассказывать о возможности, а то и  необходимости   проведения совместной встречи. За обоими лидерами документальная база, позволяющая им сказать друг другу лишь «здравствуйте, господин президент»; потом – скандал. Воронин имеет закон от июля 2005 года, который только от недостатка воображения можно отнести к перспективному  документу, поскольку именно он, а не какой-то другой, подняв на государственные знамена унитарность Молдовы, на переговорах с Тирасполем ставит крест. Смирнов имеет результаты приднестровского референдума от сентября 2006 года, который привел Тирасполь к тому, чтобы предложить «соседней стране» проект договора о дружбе и сотрудничестве с ПМР как с независимым государством.

Другая пара – наблюдатели от ЕС и США. Внутри «двойки» противоречий в принципе нет. Но их некоторая солидарность, а  также желание соблюсти и свой отдельный интерес – это проблема для многих членов «семерки». Про Европу в Москве говорят, что она никак не может перейти от логики противостояния с РФ на постсоветском пространстве к логике сотрудничества. Витееватая дипломатическая формулировка означает не готовность одной стороны ограничить свои аппетиты на этом самом пространстве, а другой – уступить некогда свои владения. Когда наступит здесь перемирие – одному Богу известно. США только с виду занимает место в «семерке» «чистого наблюдателя» со всеми ограниченными правами и возможностями. Связь наблюдателя от США с главами Миссий ОБСЕ в Кишиневе, неизменно являвшимися представителями Вашингтона,  очевидна. Прежний американский дипломат Хилл давно в свою бытность заявил, что «мы не будем безразличны к  условиям, на которых договорятся Кишинев и Тирасполь». Его приемник Ремлер данный тезис оспаривать или опровергать не собирается. 

Цели и идеология наблюдателей, конечно же, вносит раздражение и в «тройку» (Россия, Украина, ОБСЕ) где и без «америко-европейских приправ» хватает проблем. С ОБСЕ проще. «Полевая миссия» в Кишиневе имеет, возможно, свое видение разрешения конфликта, но не от нее будут ждать окончательного шага или документа, а от высшего руководства Организации по безопасности в Европе. А там много чего есть – и разные мнения, и разные члены. Например, сохраняется еще мнение, что решающее слово должны сказать непосредственные участники конфликта. Россия в ОБСЕ занимает не последнее место, и пока не показывала равнодушия к своей роли в Организации.

Собственно Москва, представленная в «семерке», если отбросить всю дипломатическую шелуху, остается при своем мнении: «меморандум Козака» был документом перспективы. Недавние сожаления по поводу его неподписания, высказанные в Кишиневе первым вице-премьером РФ Игорем Шуваловым,  а также его предложения использовать до урегулирования отношений Кишинева и Тирасполя некоторые положения  «меморандума…», говорят прежде всего о готовности Москвы вернуться к нему и критическом ее настрое к иным документам. К тому же есть и ряд косвенных подтверждений неофициальной информации, что Москва критически отнеслась к показанному ей Кишиневом «пакетному проекту» по урегулированию.

И, наконец, украинская составляющая «семерки». О позиции официального Киева в урегулировании можно спорить долго. В спорах отыщатся десятки опровергающих друг друга аргументов в ответ на вопрос: «за кого Украина?» Есть среди них один – не в пользу Кишинева. Он будто случаен. Но при слабости молдавского руководства и, в первую очередь, слабости в решении главной своей задачи – реинтеграции РМ, он обретает свое недвусмысленное звучание. Когда у одного из украинских переговорщиков спросили о причинах активности Киева, раздающего жителям Приднестровья гражданство Украины, он ответил, что это ответная реакция на действия в ПМР  Москвы. Так за кого Украина в приднестровском вопросе? Правильно – за себя. И проблемы Кишинева ее мало интересуют, чему объяснений великое множество, в том числе и исторических и этнических.

Такой вот формат, которому Воронин отводит замечательное переговорное будущее. Все, конечно, может быть. Но сегодня-то предложи этому формату, к примеру, выработать совместные рекомендации, как правильно пользоваться презервативом, он, согласившись, безусловно, с важностью в жизни человечества этого предмета, потом запутает мозги любому дурацкими вопросами «а хорошо ли ты подумал, прежде чем..?», и никчемными советами, какой, извините, рукой открывать пакет. 

сюжеты:
ПОЛЕМИКА
10.12.200813:46:15vyazmitin:
Для того чтобы добавить комментарий необходимо авторизироваться
ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ
РЕФЕРЕНДУМ
Какая из перечисленных идентичностей наиболее близка вашему самоощущению?
Я - молдаванин
Я - румын
Я - русский (русскоязычный)
Я - бессарабец
Йа креведко
Ни одна из перечисленных
Сами мы не местные
ВСЕ ГОЛОСОВАНИЯ
ПОЛЕМИКА Румынское гражданство - для всехКомментариев: 50Мы, государство, цыгане и контрактКомментариев: 5ПРО США и Карибский кризисКомментариев: 2
ПРОЕКТЫ