23.05.19       
ПУБЛИКАЦИИ
12.12.2008 Филипп Ремлер
Цель - жизнеспособная Молдова

Беседа российских журналистов с главой Миссии ОБСЕ в Молдавии Филиппом Ремлером. Кишинев, 12 декабря 2008 года.

Фазы урегулирования

- Каково ваше видении хода процесса приднестровского урегулирования, и роли в нем каждой из сторон, посредников и наблюдателей?

- Приднестровская проблема – проблема достаточно сложная. Часто говорят, что она проще, потому что здесь нет этнического, религиозного противостояния. Однако, тем не менее, эта проблема не решается. И отсутствие этнического фактора еще не означает отсутствия других проблем.
Что касается, сторон переговоров, то есть формат «5+2». Я бы не характеризовал отдельно каждую сторону. Хочу сказать, что для решения приднестровской проблемы нужны все эти участники. Есть 3 фазы: фаза переговоров, есть фаза принятия решения населением и есть фаза внедрения. И на каждой из этих фаз должны присутствовать все участники формата «5+2».

- Согласны ли вы с утверждением, что сторонам не хватает политической воли для решения конфликта?

- Есть много аспектов, включаемых в понятие «политическая воля». Я думаю, есть воля решить проблему. Но при этом у каждой стороны есть свое мнение о том, каким должно быть решение. И они маневрируют для того, чтобы переговоры не шли по тому сценарию, который для них нежелателен. В данный момент переговоры находятся в этой фазе. И желательно, что эта фаза завершилась быстрее.

- Чем ОБСЕ может помочь сторонам в том, чтобы они – скажем, Воронин и Смирнов - быстрее сели за стол переговоров?

- У них есть телефонные номера друг друга. А мы, конечно, можем способствовать этому и создавать условия.

Формат урегулирования

- Замминистра реинтеграции Молдавии Ион Стэвилэ недавно выступил с заявлением о необходимости повышения статуса ЕС и США в переговорном процессе. На ваш взгляд, насколько «тесно» ЕС и США чувствуют себя в рамках нынешнего статуса наблюдателей, не превышают ли они полномочия наблюдателей? И есть ли предпосылки для повышения этого статуса до уровня посредников в переговорном процессе?

- Об этом стоит спросить американцев и европейцев. В процессе переговоров лично я не вижу разницы между статусом наблюдателя и статусом посредника. Есть мелкие различия типа того, кто подпишет какой документ и кто не подпишет. А на уровне участия я не вижу никакой разницы. Когда же будет вырабатываться конкретное решение, все участники будут за столом переговоров.

- Каким может быть итог молдавско-приднестровских переговоров? К чему они придут? Это может быть федерация, конфедерация?

- Единственное, что можно сказать, это то, что это решение должно удовлетворять обе стороны.

- То есть ОБСЕ готово поддержать любой план приднестровского урегулирования, который устроит обе стороны, или в этом плане должны быть учтены какие-то специфические интересы?

- Мы готовы поддержать любой план, результатом которого будет жизнеспособная Молдова.

- А каковы, на ваш взгляд, факторы, которые угрожают жизнеспособности молдавского государства, и которых, соответственно, следует избежать при разработке плана приднестровского урегулирования?

- Я думаю, это будет определяться в ходе переговорного процесса. Я не готов сейчас предоставить список подобных угроз.

- Тогда, чтобы конкретизировать, возьмем Меморандум Козака, отвергнутый в 2003 году. Какие факторы, содержащиеся в нем, могли угрожать жизнеспособности Молдавии?

- В тот момент отсутствовало согласие среди стран-участников ОБСЕ относительно поддержки этого плана. Позиция стран, которые были против данного меморандума, заключалась в том, что данный документ блокирует принятие каких-либо решений, предоставляя Тирасполю слишком много прав «вето». В то же время часть стран считала, что «План Козака» оптимален. Однако ОБСЕ является более широкой организацией, и страны-члены не смогли прийти к согласию.

- Означает ли это, что при разработке следующего плана приднестровского урегулирования, разработанный документ будет поддержан ОБСЕ только в том случае, если он будет поддержан всеми членами ОБСЕ?

- Я думаю, что нам надо будет получить согласие постоянного совета ОБСЕ. При этом я не думаю, конечно, что все 56 государств ОБСЕ имеют свое особое мнение в данном вопросе. Есть общие принципы ОБСЕ, которые они поддерживают.

- И тем не менее, при таком довольно большом количестве стран, имеющих свои интересы в регионе, возможно ли, на Ваш взгляд, достичь в краткосрочной или среднесрочной перспективе консенсусного решения?

- Думаю, да.

- Сейчас много говорится о различных консультативных и переговорных форматах по приднестровскому урегулированию. Какова, на ваш взгляд, последовательность «включения» этих форматов? Допустим, до Нового года состоится встреча Воронина со Смирновым. В каком формате должен быть сделан следующий шаг?

- Мы поддерживаем контакты на всех уровнях. Мы надеемся, что в ближайшее время будет встреча между господином Ворониным и господином Смирновым. Это был бы положительный шаг. Когда же будет разработка конкретного документа, соглашения об урегулировании, тогда необходимо присутствие всех участников переговорного формата. Итоговое соглашение, наверное, подпишут Воронин и Смирнов. В то же время, безусловно, за пару встреч они не смогут разработать такой объемный документ. Например, в плане Аннана по Кипру 182 страницы, в плане Ахтисаари по Косово – еще больше. Здесь, хотя и нет такого количества крови и ненависти, необходимо исключить дальнейшие споры и разницу в толкованиях, выработав очень детальное соглашение.

Позиции сторон

- Если гипотетически представить, что через 10 лет в Молдавии и Приднестровье сменятся лидеры, и они придут к решению о том, чтобы дать независимость Приднестровью, какова в этом случае будет позиция ОБСЕ?

- Мы не исключаем никаких планов и статусов. Но наша нынешняя официальная позиция: мы считаем Приднестровью частью Республики Молдова. Это одно государство.

- Повлияли ли, на ваш взгляд, события в Южной Осетии на позиции сторон приднестровского конфликта?

- В августе было много разговоров на эту тему, однако я не заметил какого-то принципиального изменения позиций сторон.

- Приднестровская сторона сейчас фактически лишена возможности участвовать в международных встречах, касающихся приднестровского урегулирования. В то время как Молдавия имеет возможность донести свою позицию на международном уровне. Взять хотя бы последний совет глав МИД в Хельсинки, где не было представителей Приднестровья, и можно было услышать только позицию одной стороны конфликта. Не нарушает ли это на ваш взгляд, принцип равноправия и справедливости в переговорном процессе?

- Официальная позиция ОБСЕ – всех без исключения ее членов – заключается в том, что Приднестровье является частью Молдовы. Соответственно, она была представлена на встрече в Хельсинки.

- В продолжение темы встречи в Хельсинки. Уже на протяжении многих лет ОБСЕ не удается выработать и принять резолюцию по Молдавии. С чем это связано?

- В этот раз мы были очень близки к принятию декларации по Молдове. Ее непринятие является следствием отсутствия консенсуса по более широкому контексту международной политики. Не была принята и большая политическая декларация. И причины отсутствия обеих деклараций – едины.

Миротворческая операция

- Как вы относитесь к миротворческой операции в Приднестровье? Справляются ли миротворческие силы с поставленной задачей? Или стоит трансформировать операцию в другой формат.

- Хочу сказать, что в декларации по Молдове, которую мы не приняли в Хельсинки, было согласие о преобразовании формата операции. Однако я думаю, что это не главный вопрос. Главное – это политическое урегулирование. После того, как будет решение, можно будет отрегулировать и вопросы военного присутствия. Возможно, что никакой воинский контингент и не будет нужен.

- Как вы относитесь к утверждениям о том, что российский воинский контингент в Приднестровье является угрозой для Европы? Разделяете ли вы подобные опасения?

- Я думаю, что сегодня нет никаких сил в Европе, которые бы представляли настоящую угрозу какой-то из сторон. Но единственный принцип, который мы разделяем – это принцип, в соответствии с которым для нахождения иностранных войск необходимо согласие принимающей стороны.

Поучаствовал в беседе и записал Евгений Шоларь

сюжеты:
ПОЛЕМИКА
Для того чтобы добавить комментарий необходимо авторизироваться
ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ
РЕФЕРЕНДУМ
Какая из перечисленных идентичностей наиболее близка вашему самоощущению?
Я - молдаванин
Я - румын
Я - русский (русскоязычный)
Я - бессарабец
Йа креведко
Ни одна из перечисленных
Сами мы не местные
ВСЕ ГОЛОСОВАНИЯ
ПОЛЕМИКА Румынское гражданство - для всехКомментариев: 50Мы, государство, цыгане и контрактКомментариев: 5ПРО США и Карибский кризисКомментариев: 2
ПРОЕКТЫ