19.05.19       
ПУБЛИКАЦИИ
10.03.2010 Мариус Лазуркэ
Разделить судьбу Румынии

Пятого марта президент Румынии Траян Бэсеску подписал указ об утверждении нового посла в Республике Молдова. Должность, остававшуюся вакантной с 9 апреля 2009 года, займет работавший до этого времени послом Румынии в Ватикане Мариус Лазуркэ. Накануне своего переезда в Кишинев в интервью румынскому информагентству HotNews дипломат рассказал о своих планах.

– Президент Траян Бэсеску утвердил вас в должности посла Румынии в Молдове. Когда стоит ожидать вашего приезда в Кишинев?

– Разумеется, мне бы хотелось приступить к работе как можно скорее. Однако есть дипломатические процедуры и другие детали, связанные, в частности, с переездом всей моей семьи, которые требуют определенного времени. Думаю, я смогу приехать в Кишинев сразу после Пасхи.

–  Ватикан, где вы до настоящего времени возглавляли румынскую дипмиссию, и Молдова по своим проблемам, с дипломатической точки зрения, очень различаются. Как вы намерены руководить посольством в Кишиневе?

– Вы правы. Работа в Ватикане и в Кишиневе действительно сильно различается, по крайней мере, по двум причинам. Во-первых, потому, что Святой престол не похож ни на одно другое государство. Аккредитация в Ватикане может иной раз не уступать по значимости участию в крупной международной организации вроде ООН или ОБСЕ, в том смысле, что там строго двусторонние вопросы уступают место широкому диалогу, посвященному большим международным проблемам - правам человека, финансово-экономическому кризису или проблеме устойчивого развития. Во-вторых, Кишинев отличается от Ватикана своим особым местом, которое он занимает во внешней политике Румынии. Молдова для нас не просто сосед, и даже не просто кандидат на европейскую интеграцию. В определенном смысле, Молдова является выражением крупных внешнеполитических интересов Бухареста, а именно: рост нашего влияния в рамках Европейского Союза и НАТО, защита наших сограждан и этнических румын, проживающих за пределами границ Румынии, укрепление партнерских отношений с соседями, с учетом особой ответственности Румынии, вытекающей из нашего статуса как пограничной страны ЕС и НАТО.

– В организационном плане румынское посольство в Кишиневе пока не окончательно сформировано – еще предстоит открыть несколько новых консульств. Какова будет кадровая политика? В 2007 году сменили румынского консула, обвиняемого в незаконной продаже виз, в 2009-м был неприятный для Румынии эпизод, когда консул «развлекался» с одной из молдавских сотрудниц. Какие качества будут предъявляться новому дипломатическому персоналу, чтобы избежать повторения таких случаев?

– Что касается упомянутых эпизодов, то они вызывают сожаление, и, если позволите, я бы не хотел их комментировать. Я достаточно хорошо знаю недавнюю историю нашего дипломатического присутствия в Кишиневе и могу вас заверить, что она ни в коей мере не сводится к этим сомнительным инцидентам. Напротив, румынские дипломаты, начиная с Филиппа Теодореску, с честью и преданностью представляли наши законные интересы.

Говоря о кадровой политике, должен заметить, что это слишком важная сфера, чтобы я мог позволить себе самостоятельно импровизировать. Можно сказать, что я буду творчески следовать политике МИД Румынии. Стоит напомнить, что особые требования к нашей работе предъявляет известный «проект души» (в начале 2010 года на встрече с дипломатическими представителями, аккредитованными в Бухаресте, президент Румынии Траян Бэсеску заявил, что укрепление связей с Молдовой является «проектом его души». –  прим. «Панорамы»). Это выражение добавляет к стратегическому приоритету в отношениях с Молдовой еще и особый моральный нюанс. Кроме того, хочу отметить, что на нас будет обращено пристальное внимание всех румынских политических сил, формирующих румынскую внешнюю политику: президента, премьер-министра, главы МИДа.

– В плане поддержки европейских устремлений Молдовы Румыния немного потеряла на старте, в отличие от таких сильных соперников, как Венгрия и Польша. Помимо того, что Румыния нуждается в этих странах как союзниках в деле поддержки «молдавского вопроса» на уровне Евросоюза, как нам восстановить утраченные позиции и добиться статуса главного адвоката Молдовы в ЕС?

– Прежде всего, позвольте напомнить, что Венгрия и Польша участвовали в первом неформальном собрании группы стран ЕС по поддержке европейской интеграции Молдовы, присоединившись, тем самым, к инициативе Румынии. Это говорит о том, что в вопросе поддержки Молдовы интересы Румынии, Польши и Венгрии не конкурируют друг с другом, а напротив, сходятся. Во-вторых, думаю, не будет преувеличением сказать, что Румынии всегда принадлежала роль главного в ЕС спонсора Молдовы.

–  Нашла ли ваша идея о создании румыно-молдавского инвестиционного фонда какой-то отклик в стране? Каково мнение экспертов на этот счет?

–  Опять же, здесь речь идет не о моей идее. Идея инвестиционного банка появилась в ходе предварительных встреч в МИДе и была утверждена соответствующими лицами в министерстве. С того момента идея перестала быть моей или кого-то другого конкретно. Если говорить по сути, то да, предложение о создании финансово-банковского инструмента, предназначенного для поддержки всей сферы экономического сотрудничества Румынии и Молдовы, вызвало интерес со стороны экспертов. Уверен, что эта идея будет материализована, в том числе с участием соответствующих учреждений.

–  У молдавских граждан два серьезных упрека в адрес румынских властей: слишком долгая процедура получения румынского гражданства и требование иметь минимум 500 евро на банковском счету для получения визы в Румынию. Что вы намерены предпринять в этом направлении?

–  То, о чем вы сказали, действительно существует, и президент Бэсеску это признал. Но позвольте добавить еще два нюанса. В первую очередь, хочу сказать, что, несмотря на то что пресса больше всего внимания уделяет консульским вопросам - выдаче виз, например, работа посольства этим никогда не ограничивается. Посольство Румынии – это не просто какой-то счетчик по выдаче виз. Обобщение, основанное на таких стереотипах, несправедливо по отношению к служащим посольства.

Во-вторых, думаю, что истинное разочарование и упреки граждан Молдовы в адрес Румынии не связаны со сложностями в получении визы или удостоверения для малого приграничного трафика. Полагаю, истинное недовольство идет от того, что жители Молдовы, осознавая свою «европейскость», не понимают, почему она быстро не превращается в европейский образ жизни. Это разочарование хорошо помним и мы, как, впрочем, и все остальные граждане «новой Европы». Каждое усилие, предпринимаемое Румынией, будь то в Кишиневе, Бухаресте или Брюсселе, лишь дополняет окончательную европеизацию Молдовы и будет преодолевать это разочарование и, соответственно, упреки.

Хочу еще сказать, что основной целью Румынии является не предоставление виз или разрешений на малый трафик для молдавских граждан. Мы хотим, чтобы жители Молдовы вообще не нуждались в этих документах. В этом направлении и сконцентрированы все наши усилия и ресурсы. К сожалению, именно эта сторона нашей деятельности практически не освещается в прессе.

К вопросу о гражданстве. Предположительно скольким гражданам оно будет выдано после создания в Румынии агентства по гражданству?

–  Румынское гражданство получат все, кто подпадает под требования Закона о гражданстве. Позвольте добавить еще вот что. Я всегда буду выступать против «тривиализации» румынского гражданства и превращения его в простой инструмент свободного перемещения. Не это является смыслом и духом Закона о гражданстве. Этот закон призван исправить несправедливость. Закон принимает в расчет изъявленное человеком желание разделить историческую судьбу Румынии, внести творческий вклад в ее культуру, социальную жизнь, политику или экономику. Другими словами, одного желания свободно путешествовать недостаточно, чтобы быть потенциальным румынским гражданином. 

Некоторые европейские канцелярии говорят о последствиях ускоренного предоставления румынского гражданства молдаванам. Есть ли у них основания для беспокойства?

–  Не существует никаких оснований для беспокойства. Закон о гражданстве отвечает международным и европейским требованиям и принципиально не отличается от аналогичных законов других стран-членов ЕС. Уверяю вас, что выезд населения вызывает большую озабоченность в самом Кишиневе, чем в Риме, Мадриде или Лондоне.

–  Часть общества в Молдове имеет унионистские взгляды в отношении Румынии, в то время как позиция официальных лиц, как румынских, так и молдавских, была обозначена очень четко: Румыния и Молдова являются двумя независимыми и суверенными государствами, «объединение» которых произойдет в рамках ЕС. Что бы вы могли ответить этим гражданам, которые могут разочароваться в своих унионистских чаяниях?

–  Мне не позволено проводить подобный диалог. Решение о развитии Молдовы принадлежит гражданам этой страны, а посол иностранного государства, согласно международным конвенциям, не имеет права вмешиваться в процесс принятия этих решений. Даже на неформальном уровне гражданского общества, научных дискуссий или интеллектуальной элиты. Европейская интеграция стала основой для единогласного консенсуса как молдавского общества, так и политического класса страны. Сейчас моя роль в Кишиневе – говорить не об Унире, а о Союзе. Об Европейском Союзе.  

–  Значительная часть населения Молдовы говорит на русском языке. Считаете ли вы, что попытки обязать кинотеатры показывать фильмы с субтитрами на румынском и открытие новых румынских телеканалов в Молдове будут содействовать использованию румынского языка и укрепят на уровне населения отношения с Румынией?

–  Румыния всегда приветствовала эти решения молдавских властей, которые, пусть и косвенно, направлены на акцентирование и углубление особых уз между нашими странами. В этом смысле укрепление присутствия румынской культуры в молдавском обществе мы видим с двух точек зрения: как ответ на ожидания существенной части населения Молдовы и как косвенный вклад в развитие двусторонних отношений.

Рост доли румынского языка никак не может затронуть богатство культурного мира Кишинева. Я в этом уверен, поскольку хорошо знаю особенное богатство моего родного города Тимишоары, идеальный житель которой может общаться, помимо румынского, на венгерском, немецком, сербском, болгарском языках. Молдова интегрируется в ЕС, сохранив это богатство.

–  Каким вы видите румыно-молдавское сотрудничество в случае распада Альянса за европейскую интеграцию?

–  Приоритетные цели нашей внешней политики по отношению к Молдове не зависят от электоральных циклов в Кишиневе или Бухаресте. При любых условиях Румыния предлагает одну простую вещь: чтобы в один прекрасный день среди знамен, установленных перед зданием Совета ЕС, можно было найти и флаг Молдовы. Только это и не меньше.

Перевод с румынского: pan.md

сюжеты:
ПОЛЕМИКА
13.03.201018:53:08awake://..Закон принимает в расчет изъявленное человеком желание разделить историческую судьбу Румынии, внести творческий вклад в ее культуру, социальную жизнь, политику или экономику. Другими словами, одного желания свободно путешествовать недостаточно, чтобы быть потенциальным румынским гражданином.// Да-да,г-н Лазуркэ,мечтайте дальше о "вкладе в рум. культуру".Но не обольщайтесь особо.Прагматичным молдаванам ваша корочка нужна как раз исключительно для весьма меркантильных целей - легально выехать за границу в поисках работы.И чихать они хотели на "историческую судьбу румынии".
11.03.201003:11:04dude:Ты - долбоёб!
10.03.201018:53:11мастер:Правильно - учи их, покажи им их место. А не поймут - палкой их ату.
Пока не начнут целовать румынские боканы.
Для того чтобы добавить комментарий необходимо авторизироваться
ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ
РЕФЕРЕНДУМ
Какая из перечисленных идентичностей наиболее близка вашему самоощущению?
Я - молдаванин
Я - румын
Я - русский (русскоязычный)
Я - бессарабец
Йа креведко
Ни одна из перечисленных
Сами мы не местные
ВСЕ ГОЛОСОВАНИЯ
ПОЛЕМИКА Румынское гражданство - для всехКомментариев: 50Мы, государство, цыгане и контрактКомментариев: 5ПРО США и Карибский кризисКомментариев: 2
ПРОЕКТЫ