18.06.19       
ПУБЛИКАЦИИ
21.08.2011 Дан Дунгачиу
Румыния-РФ: без перезагрузки

Что происходит в России? Сегодня российская внутренняя политика вступила в эпоху ускорения. Ещё совсем недавно витала кандидатская "мистерия". Все задавались шекспировским вопросом то о Путине, то о Медведеве, "будет баллотироваться или нет?". Однако, ответ на вопрос был дан весьма скоро: баллотироваться будут оба! Некоторые спешат с идеей о том, что эта битва на самой верхушке положит начало подлинной демократизации России - такие же разговоры велись, когда генерал армии Лебедь готовился баллотироваться на пост президента и обещали, что демократия в России начнется с момента, когда военные развернут войну против КГБ. К сожалению, Лебедь разбился на вертолете, и подлинная демократизация России немного отложилась.

Что же происходит сейчас? От чего политическая арена находится в таком напряжении и ожидании? Опросы показывают снижение рейтинга российских лидеров, даже если по сравнению с европейскими лидерами, он существенный (Путин до сих пор сохраняет около 60%, но намечается тенденция к снижению). Вопрос заключается в следующем: что сделать, чтобы восстановить общественное одобрение - один из важных аспектов "путинизма"? Как восстановить политическое пространство? Как заставить его поверить в тебя?

Первое, что приходит на ум, это серьёзный военный конфликт, даже война. "Хвост виляет собакой" и в Москве, даже если русские не снимают фильмы на эту тему. Раз уж Путин стал по-настоящему Путиным после кровавых боёв в Чечне, почему бы этой схеме не сработать снова? Никто не может дать гарантий, что эта проблема была решена окончательно, и всё же это весьма экстремальный путь, даже в случае России.

Теоретически, другим решением стал бы выход на сцену молодых лидеров, другого толка. Но, подобное решение не представляется возможным. Во-первых, потому что времени в обрез, во-вторых, быстрый и впечатляющий рост молодого политика может отразиться снижением или сведением к минимуму рейтинга Путина. А этого, по крайней мере сейчас, допускать нельзя. В этих условиях, реалистичным решением по оживлению интереса народа к политике - в частности, городской, образованной и процветающей - может стать внутренняя борьба. Необходим новый тип мобилизации, несмотря на то, что на сцену нельзя выводить новых актеров. Таким образом фильмом года станет борьба Путина-Медведева! Мы можем ожидать весьма жёсткого диспута между ними двумя, который однако, не превысит температуру кипения и не доведёт до кризиса, нанесшего бы непоправимую трещину системе. В результате этой конфронтации победа будет за Путиным.

По отношению к России у Румынии не найдётся и пары глубокомысленных вопросов. Противостояние продолжается около двухсот лет, и мало что изменилось с тех пор. Разве что декор. После 1989 года трещина пошла одновременно с тем, как Румыния чётко дала понять, что путь её лежит на Запад, и она не думает связывать свою судьбу с Востоком. Максимальная «симпатия» со стороны России была выражена в середине 90-х, и была предложена в виде идеи, описанной в геополитическом трактате Дугина, о том, что Румыния сможет даже объединиться с Бессарабией, но - как же иначе? – только будучи в хороших отношениях с Россией. Одним из конкретных проявлений этого проекта был так называемый "План Белковского", представленный в Бухаресте в 2003 году, не случайное событие накануне вступления Румынии в НАТО и в самый разгар переговоров в Кишиневе по приднестровскому вопросу. После евроатлантической интеграции Румынии, внезапно, все "предложения" из России поступать перестали. По крайней мере, до сих пор.

Следует всё же помнить, что никогда двусторонние отношения Румынии и России не были сугубо персонализированными, а идея о том, что цена на газ зависит от тона заявлений того или иного президента из Бухареста, является весьма наивной. Цена на газ в Румынии увеличилась во времена президента, у которого были все данные, чтобы не допустить этого. Тем не менее, переговоры с Москвой были заблокированы, сделав н аданный момент нежизнеспособной любого рода перезагрузку. Речь идёт о фундаментальности проблемы. Никто не сомневается в желательности нахождения в хороших отношениях с Россией, но важны пути их достижения. Хорошие отношения с Москвой, теоретически, могут быть достигнуты и завтра, но по неприемлемой цене. Такой ценой является жертвование общественной повесткой дня Румынии в отношении России и исключение из двусторонней повестки дня "незначительных" вопросов типа: румынский золотой запас, вопрос пакта Молотова-Риббентропа (обсуждение, в рамках которого Республика Молдова систематически игнорируется, и не только Москвой!), стратегическое партнерство с США, идея российской оккупации Бессарабии, существование "молдавского народа и языка" и т.д.

Может ли Бухарест это сделать? Риск огромен, независимо от того, кто принимает решение предпринять подобное геополитическое действие. Потому, что речь идёт о фундаментальных стратегических позициях, которыми придётся пожертвовать. Потому, что Россия не приемлет полумер. Если некоторые румынские политики ещё на это надеются, то пусть посмотрят немного на восток, на Кишинев, и убедятся, что Россию не обведёшь частичными заявлениями или жестами. Президенты из Кишинева - кроме Михая Гимпу – были приняты в Москве не только потому, что происходили из советской системы, но и потому, что родной язык их детей был русским, а вот румынский язык их отпрыски изучили очень поздно, будь то Снегура, Лучинского или Воронина. Они уступили Москве практически всё: стояли на коленях, когда это было нужно, не начинали судебных процессов в отношении России ввиду её нежелания вывести свои войска, подписывали неприемлемые документы, назаявляли все, что только могли. Но из за того, что они не сделали одну только вещь - не легитимизировали присутствие российских войск на территории Республики Молдова, они фактически ничего не получили. После 20 лет независимости - от Румынии или от России? - Республика Молдова ведёт "переговоры" с Москвой, не имея в руках ни одного козыря.

Именно с этой точки зрения следует оценивать румыно-российские отношения, а не в разрезе жёстких деклараций Бухареста или истерии, исходящей из Москвы. Реакция России после заявления президента Бэсеску относительно его согласия с приказом о пересечении Прута - на самом деле здравомыслящее утверждение для любого главы румынского государства – выходила за рамки дипломатии. Но это было демонстрацией не силы, но слабости. Так же как и безудержная и комичная выходка представителя России при НАТО, да ко всему прочему ещё и блоггера, направленного туда от Москвы для того, чтобы в глазах представителей Запада поддерживать идею о бесконтрольности России, если её не будет держать в узде - кто же еще? - Владимир Путин и его команда.

Это чрезвычайное пренебрежение, после того, как ты - Россия, отгрызла половину Чечни во имя принадлежности этих территорий Российской Федерации и начала войну с Грузией за две сепаратистские провинции, так реагировать, когда президент Румынии лишь напоминает миру, что Россия оккупировала территорию между Прутом и Днестром, и что этот факт не может и не должен быть проигнорированным.

Что мы можем сделать? Пока делать нечего. Учитывая, что румыно-российская повестка дня абсолютно не ясна, и что в последующий период не произойдёт смены лидеров ни в Бухаресте, ни в Москве, ситуация по-прежнему останется замороженной. Российско-американская «перезагрузка» - или то, что Вашингтоне называют "переосмысление Евразии" - не приведет к принятию окончательного решения для этого пространства. Чем больше земель в регионе уступает США во имя этой самой перезагрузки, тем больше получает Россия, если не напрямую, то посредством тесных отношений с Германией и, с недавних пор, Францией. В этом регионе нейтралитета не существует (в Республике Молдова, например, нейтралитет означает "НАТО-нет," в то время как русским войскам - да!). В нынешнем геополитическом контексте, с Россией, которая скоро не изменит своего образа и лидеров, шансы на перезагрузку отношений Бухарест-Москва крайне минимальны. Поскольку подобная перезагрузка не может быть начата в обмен на отказ от повестки дня, которую Румыния сохраняла в еще более драматичных ситуациях. Те, кто думают, что могут изменить положение вещей, просто изменив лексику, очень ошибаются. В плане немедленных действий, Бухарест должен сделать одну вещь: внимательнее смотреть в сторону Республики Молдова. Внутриполитические события в Кишинёве и будущие переговоры по приднестровскому урегулированию подадут сигналы гораздо более значимые, чем истерические пресс-релизы российского МИДа. Россия не верит ни слезам, ни заявлениям о намерениях. Хорошо бы, Бухарест тоже не верил.

Источник: румынское издание Dilema Veche
Перевод: MoldovaNova.md

сюжеты:
ПОЛЕМИКА
24.08.201112:40:35Igor:Александр Дугин

ОСНОВЫ ГЕОПОЛИТИКИ

» … Румыния и Молдавия представляют собой две части единого геополитического региона, населенного единым православным этносом потомками даков, говорящи ми на языке латинской группы и в значительной степени вобравшими культурные, языковые и расовые элементы славянского окружения. С геополитической точки зрения интеграция Румынии и Молдавии неизбежна, но при этом Москва должна …»
«….В этом течении антитурецкие и антифанариотские настроения поддерживала Россия, что облегчалось принадлежностью к русским территориям Бессарабии, населенной румынами…»
Для того чтобы добавить комментарий необходимо авторизироваться
ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ
РЕФЕРЕНДУМ
Какая из перечисленных идентичностей наиболее близка вашему самоощущению?
Я - молдаванин
Я - румын
Я - русский (русскоязычный)
Я - бессарабец
Йа креведко
Ни одна из перечисленных
Сами мы не местные
ВСЕ ГОЛОСОВАНИЯ
ПОЛЕМИКА Румынское гражданство - для всехКомментариев: 50Мы, государство, цыгане и контрактКомментариев: 5ПРО США и Карибский кризисКомментариев: 2
ПРОЕКТЫ