21.03.19       
ПУБЛИКАЦИИ
07.10.2011 Владимир Филат
Альянс с ПКРМ исключен

Господин премьер-министр, в среду Владимир Воронин предложил, чтобы Республика Молдова вступила в Евразийский таможенный союз. Было ли это также условием, которое он выдвинул вам при встрече во вторник?

Мы не обсуждали эту тему. Но я не обсуждаю вопросы сквозь призму условий – ни с коллегами по Альянсу, ни с оппонентами. Идея господина Воронина должна быть вынесена на обсуждение, а объявленная цель вступления – решить социально-экономические проблемы – весьма благородна. Все же должен сделать два важных замечания. В первую очередь, в рамках Евразийского союза, в котором состоят Россия, Казахстан и Белоруссия, необходимо следовать двум условиям, которые касаются внутренней политики тарифов и отношений с остальными странами. Не стоит забывать, что Молдова состоит во Всемирной торговой организации (ВТО) и у нас есть определенные обязательства в этой структуре. А критерии вступления в этот таможенный союз входят в противоречие с принципами ВТО, а также это закрывает нам возможность втупить в свободную торговую зону ЕС. Таким образом, предложение Воронина противоречит всему, чего достигла на данный момент и к чему стремится Молдова. Но, конечно же, мы продолжим предоставлять экономическим агентам Республики Молдова условия свободной торговли в рамках СНГ.

«Я выступаю за диалог со всеми парламентскими партиями»

И все же, во время встречи с Ворониным, пришли ли вы к какому-либо согласию?

Я уже слышал множество домыслов о предполагаемых отношениях ЛДПМ и ПКРМ, включая и те, что появились после нашей встречи. Не стану ничего к этому добавлять. Скажу лишь, что это была беседа на разные темы – начиная с политической ситуации, экономики и социальных проблем, заканчивая международными отношениями. Я выступаю за диалог всех парламентских партий, о чем я и сказал Воронину. Моей целью было начать диалог, но пока рано говорить о каких-либо договоренностях. После того как наши предыдущие попытки начать диалог с ПКРМ потерпели поражение, я решил пойти на контакт один для того, чтобы выйти из этого замкнутого круга и начать общаться. У нас уже есть результаты, так как каждая партия, наконец, объявила о своей позиции – все однозначно заявили о том, что не хотят досрочных выборов. Это означает, что мы должны найти решение для избрания президента. Если будет необходимо, я снова встречусь с Ворониным, но в конце нам надо будет принять совместное решение, вместе со всеми парламентскими партиями. И если все их последние заявления были искренними, значит мы можем найти выход. Мы не можем снова ввергнуть страну в досрочные выборы. Кроме того, что мы замедлятся все внутренние процессы, а также процесс европейской интеграции, еще и вновь расстроится вся административная система государства.

«Думаю, что у ЕС есть будущее»

Кстати, о ЕС. Как вы оцениваете заявления Иона Стурзы об опасности развала ЕС до того момента, когда Молдова сможет в него вступить?

У меня есть возможность не только присутствовать при принятии решений на общем уровне Евросоюза. Будучи членом Европейской народной партии, которая, будем называть вещи своими именами, практически управляет Евросоюзом, и принимая участие в политических советах вместе со своими коллегами, управляющими странами, и Союзом, как структурой, мне приходится слышать и закулисные разговоры. И думаю, что у ЕС есть будущее. У Европы бывали и более тяжелые моменты в истории, которые она преодолевала. То же самое произойдет и с кризисом в Греции и других странах. Все потому, что в ЕС среди стран-участниц сильны солидарность и взаимоподдержка. Что же касается Республики Молдова, я хочу, чтобы мы как можно скорее стали достойны вступления в еропейскую семью. Но это означает, что нам нужны не только хорошие дороги и хорошо оплачиваемые рабочие места, но и много работы, реформы и еще раз реформы.

«Если бы мы опоздали, хоть на день, все вышло бы из-под контроля»

Хорошо, а как обстоят дела с Альянсом за европейскую интеграцию, в котором конфликты и взаимные обвинения – обычное дело?

После того, как два года подряд ты постоянно чувствуешь это отношение, которое, на самом деле, не ограничивается обвинениями, ты к нему не только привыкаешь, но и принимаешь его. Не только во имя собственного душевного комфорта, но и во имя сохранения курса Молдовы, в который я искренне верю. В партии у нас бывают очень тяжелые обсуждения, когда необходимо объяснять коллегам, почему так важно нормально воспринимать определенное отношение со стороны других партий Альянса. Еще четыре года назад я говорил о морали в политике. Мне понадобилась вся сила убеждения для того, чтобы привлечь в политический процесс людей из различных областей, которые плохо относились к политике. Политическая культура должна существовать не только на уровне деклараций, но и действий. Тогда и политические решения будут в интересах граждан.

Вы сказали, что не ведете переговоров, когда вам ставят условия, но Воронин прямо поставил вам условие, что перговоры начнутся только с нуля…

Мы намерены продолжить осуществление программы правления. Это единственный способ преодолеть политический кризис и достичь главной цели – европейской интеграции. Конечно же, эта программа может претерпеть со временем некоторые корректировки, если в этом будет необходимость. Но другой формулы для продолжения начатых два года назад действий не существует.

А предложение ПКРМ снять с должности министра внутренних дел, главу СИБ и генерального прокурора вы бы приняли?

Это политический запрос. Еще в августе я заявил, что необходимо прояснить ситуацию с рейдерскими атаками на банковскую систему. Я сказал, что, для начала, необходимо восстановить в правах акционеров, а потом объективно проанализировать то, как государственные структуры отреагировали на случившееся. И это решение остается неизменным. К сожалению, лишь немногие понимают насколько тяжелой была ситуация и как много могла потерять Молдова, если бы мы не отреагировали быстро и действенно. В парламенте прошли слушания в комиссиях, отчеты которых обязательно должны быть представлены законодательному органу, потому что компетентные в этих вопросах структуры не подчиняются парламенту. Я также намерен представить парламенту свою точку зрения на этот процесс. Необходимо узнать какие действия предпринимались, но не обязательно кого-то отправлять в отставку. В то же время, когда мы создавали АЕИ, мы не условились о том, как мы будем защищать определенного чиновника ввиду его принадлежности какой-либо партии. Именно поэтому я и говорил о возможной реорганизации, которая пройдет этой осенью. Не могу вам точно назвать число, потому что сначала этот вопрос необходимо обсудить в рамках АЕИ… Важно обеспечить государственные структуры инструментами, которые помогут им избежать подобных ситуаций в будущем. Факт, что правительство взяло на себя ответственность в этой ситуации и его действия спасли положение дел. Но если бы мы опоздали на день, ситуация вышла бы из-под контроля.

«Не думаю, что мы можем говорить об отставках по требованию ПКРМ»

После рейдерских атак на банки Молдовы, вы заявили, что знаете кто за этим стоит. Это «кукловод», как вы называете Влада Плахотнюка?

Подтверждаю, что я знаю, кто за всем этим стоит. Но не будем множить слухи. Часть причастных к этому людей уже известна. Вновь заявляю, что первую информацию я получил от банков, однако государственные институты отреагировали с опозданием.

О каких институтах вы говорите?

О тех, которые обязаны следить за ситуацией и быстро реагировать в подобных случаях. Это действительно важная проблема. Очень поверхностно было сказано, что это были рейдерские атаки, нацеленные на изъятие акций из банков, но, на самом деле, это было нападение на банковскую систему, на экономику Республики Молдова, на национальную безопасность. Слабость некоторых структур выявила лакуны, которые необходимо устранить. Я прошу вас не српашивать имен. Но никому не удастся спрятаться. Все уже очевидно и всем известно, и не только в Молдове. За пределами нашей страны уже досконально известно, кто стоит за этими рейдерскими атаками.

Каково ваше мнение, как премьер-министра, о деятельности Генеральной прокуратуры. Думаю, что вы говорили и об этой структуре тоже.

Я не даю оценки. Знаю, что в скором времени в парламенте будут слушания и мы сможем узнать позицию законодательного органа, который обладает функцией контроля прокуратуры. Оценки же будут давать люди.

При анализе предложения коммунистов по поводу отставок, вырисовывается и решение. Пост главы СИБ переходит Либеральной партии. Так как директор Безопасности Георге Михай был предложен АМН, Гимпу мог бы заменить его своим человеком. Уже известно, что генеральный прокурор назначен Демпартией. За отставку Зубко ЛДПМ могла бы отказаться от Ройбу и заменить его Вячеславом Чобану, о котором говорят, что у него есть потенциал…

Вам известно кого мы снимем, а кого назначим? Я не руководствуюсь слухами и не думаю, что можно обсуждать это вопрос сквозь призму пожеланий ПКРМ или кого-либо еще. Необходимо обсудить дейтсвенность структуры и сделать конкретные шаги в сторону деполитизации СИБ, министерства внутренних дел и прокуратуры.

«В качестве премьер-министра я сплю спокойно»

Об этом говорится на протяжении долгих лет, но не делается абсолютно ничего.

Деполитизировать можно только волевым усилием, осознавая то, что обладание опреденными постами не гарантирует политической карьеры и финансовых дивидендов. Не могу понять, почему определенной партии или определенному политическому персонажу так необходимо иметь в подчинении генерального прокурора. Это важно только если у него серьезные проблемы с правосудием или личные интересы. Если кому-то, для того, чтобы спать спокойно, нужен генеральный прокурор и другие государственные посты, то это значит, что у нас проблема не только с этим персонажем, но и с пониманием того, что есть государство.

От каких постов готов отказаться АЕИ в пользу ПКРМ для того, чтобы избрать главу государства?

Я не могу говорить от имени АЕИ. Мы еще не обсуждали этот вопрос и я не думаю, что дело дойдет до отказа от постов в обмен на голоса. Повторюсь, ставя условия, мы ни к чему не прийдем. Я сейчас говорю не о телевизионных декларациях политиков, а о серьезном обсуждении.

Господин премьер-министр, вы хотите стать президентом?

Нет. Все говорят об этом, но меня ведь никто не спрашивал. У меня есть обязанности премьер-министра, а пост президента Республики Молдова, согласно функциям, которые ему предоставлены, не дает тех возможностей, которые необходимы для проведения реформ. Именно это было причиной того, что ЛДПМ начала свою деятельность, предлагая собрать подписи за изменение конституции, чтобы народ мог самостоятельно избрать президента. Очень жаль, что нам не удалось провести референдум 5 сентября 2010 года и ответственность за этот провал лежит на всех политиках АЕИ без исключения. Может быть я разочарую тех, кто старательно писал сценарий, но меня беспокоит только функциональность структуры государства и прозрачность в области компетенции. Я сплю спокойно в качестве премьер-министра и не мечтаю день и ночь стать президентом.

На „Дьякова президента” согласились бы все кроме Лупу”

- Кто, по-вашему, мог бы стать компромиссным кандидатом, принятым всеми стронами?

- Когда обсуждаются компромиссные кандидаты, некоторые забывают о том, что в этой схеме есть ещё одна партия – ЛП. Если, допустим, мы найдем компромиссную кандидатуру, это будет означать, что господин Лупу остаётся спикером и теперь надо решить проблему господина Гимпу. Легко быть политологом и строить сценарии, но тяжело быть политиком и решать сложные уравнения. Единственный выход заключается в достижении необходимых компромиссов, уважая интересы всех сторон, участвующих в управлении. Чтобы заинтересовать сторону участием в процессе управления, нужно уважажать и интересы этой стороны.

- Возможно, компромиссным кандидатом приемлемым для всех сторон будет господин Дьяков? Таким образом, сохраняется соглашение АЕИ, согласно которому пост президента достаётся ДП и Гимпу будет спикером. За Дьякова и коммунисты могут проголосовать. Согласятся ли на это все партии? Вы поддержите такой вариант?

- Все согласятся, но тогда господин Лупу останется без поста. Этот вопрос должен решаться в Демократической партии. Если они прийдут с таким предложением, то почему бы и нет? Мы будем это обсуждать. Я принимаю любое решение, которое ведёт  к разрешению политического кризиса.  

„Не нормально голосовать за Конституцию, предложенную одной политической партией”

- Ранее Вы говорили, что если не найдёте общего языка с ПКРМ, то второй вариант выхода из кризиса заключается в изменении Конституции. Вы выступаете только за изменение ст.78, касающейся способа избрания президента? И каково Ваше мнение о проекте Конституции, предложенном ЛП?

- Когда я сделал это заявление, я исходил из необходимости избежать досрочных выборов. Я сказал, что если мы пригласим людей высказаться по поводу изменения Конституции, то не стоит собирать всех ради одной статьи, нужно решить проблему комплексно. Несправедливо и не нормально голосовать за Конституцию, предложенную одной политической партией. Ни одна из партий не станет ходить по сёлам и продвигать Конституцию, предложенную другой партией… Новая Конституция должна стать результатом участия всех лиц, разбирающихся в этой области, в том числе внешних экспертов. А в качестве отправной точки, может стать действующая Контитуция. Для начала, следует подумать, хотим мы быть президентской или парламентской республикой. Я, например, выступаю за парламентскую республику, которая заключает в себе гораздо больший демократический потенциал. Другая проблема связана с названием языка. То, что этот вопрос должен быть решён органическим законом – неправильный подход. Таким образом, каждые четыре года, язык может называться по-разному в зависимости от партии находящейся у власти. В этом пункте все для меня ясно, но для некоторых моих коллег из АЕИ этот вопрос сложен. Для достижения компромисса потребуется время. В этом случае, если мы организуем референдум, то мы поддержим только идею изменения ст.78, связанную с избранием президента прямым голосованием. Это я пообещал людям и они ожидают, что мы сдержим своё слово.

„Альянс ЛДПМ – ПКРМ исключён”

- Если ЛДПМ и ПКРМ прийдут к общему знаменателю без участия ЛП и ДП, возможно ли формирование коалиции с коммунистами?

Я надеюсь, что у нас получится найти решение в АЕИ. Если я сейчас начну говорить о том, что нам необходимы эти соглашения, это будет неправильно. Посмотирим как будут идти дела. И когда мы достигнем точки, в которой будут приняты решения, мы всё взвесим и решим. Но, ни в коем случае мы не можем говорить об альянсе с ПКРМ. Это исключено. Однако мы можем согласиться с определенными точками зрения, которые все поддерживают.

„Не могу разорваться”

- Кому подчиняются министры ЛП и ДП правительства Филата: лидерам партий или премьеру? Некоторыей из них говорят, что вы не отвечаете на телефонные звонки и не принимаете их долгое время. Даже господин Урекяну, когда был вашим коллегой по АЕИ, говорил, что легче добраться до папы римского, чем до Вас…

- (Смеётся) Как видно, добрался господин Урекян…Тяжело, когда министр или другое должностное лицо работает только по телефонным звонкам, которые получает от премьера. Я говорю со всей ответственностью, что министры правительства Филата пользуются полной автономией и не нуждаются в указаниях по телефону. Пока их решения идут в соответствии с программой правления и с законом, не будет никаких проблем. Я вмешиваюсь только когда есть отклонения от программы и от утверждённого плана действий. Более того, у меня нет возможности ответить на все телефонные звонки и встретиться с официальными лицами, когда они захотят. И у меня 24 часа в сутках, я живой человек и не могу разорваться на части, чтобы быть в десяти местах сразу. Я не знаю, что это за процедура, при которой министроы ЛП и ДП принимают решения, но некоторые из них, которые должны проконсультироваться со мной, могут быть приняты без уведомления ...

- Кто эти министры?

- Не буду называть имён, но бывают досадные ситуации. Иногда желание потешить тщеславие или интересы лидера партии некоторых членов правительства, плохо отражается на работе премьера. В цивилизованном мире, ситуация, когда премьер и министр не могут совместно работать, приводит к тому, что последний уходит из правительства. Наша же ситуация связана с отсутствием политической культуры, а также потому что мы чуточку более толерантны, чем это необходимо.

- В рамках перестановок, может ли быть уволен и министр Лазэр? Будет ли вы при назначении новых министров придерживаться нынешнего алгоритма?

- Очевидно, что алгоритм будет сохранён. Но я не скажу имени, даже не настаивайте. С господином Лазэром у нас были и более сложные ситуации, но мы довольны хорошим сотрудничеством и в некоторых других областях. Не следует рассматривать вещи, только сквозь призму полемики, которая между нами была. Хотя я до сих пор не понимаю его позицию по поводу повышения тарифов в «Молдтелеком». В конце концов - нравится кому-то или нет - я был прав. Запрос «Молдтелекома» был циничным и лишённым здравого смысла. И если говорить откровенно, я не понимаю, почему директор этой компании всё ещё в должности.

„Проект „Молдова без Воронина. Молдова без коммунистов” реализован”

- В предвыборной кампании 2009 года Вы пообещали людям „Молдову без Воронина и без коммунистов”. Люди до сих пор задаются вопросом, почему никто из представителей прежнего режима, нарушивших закон, не несёт ответственности? Не будем забывать дел Цыганка, Биотекс, Головин, Попушой, Гагауз и других…

 - Этот вопрос, прошу вас, задайте генеральному прокурору. Если дать политическую оценку кампании "Молдова без Воронина, Молдова без коммунистов", то я могу сказать, что мы боролись против правления Воронина и ПКРМ. И мы достигли этой цели, потому что Воронин больше не президент, и ПКРМ нет у власти. Что касается индивидуальной ответственности, здесь есть много спекуляций. Как и журналисты, политики, особенно находясь в сложной ситуации, делают заявления. Однако всё это должно быть расследовано и подведено под юридический аспект. Этими делами занимаются специализированные учреждения. Действительно, на сегодняшний день у нас нет ни одного дела из названных вами. Но помимо упомянутых вами, мы можем говорить о гостинице "Codru", о санатории "Moldova" о том, что случилось с "Victoriabank" много лет назад.

- Я сейчас говорю о коммунистах, а Вы – о качествах некоторых людей находящихся у власти!…

- Я говорю не о людях находящихся у власти или в оппозиции, а о том, что произошло в определённый период времени. Поднимите архив TIMPUL и увидите, что писали об этом. Неважно кто сейчас владелец, а важен факт, что беззаконие произошло во время того правления. Если говорить о возвращении к нормальной жизни, мы должны говорить не только об одном или двух людях, но и обо всех беззакониях, совершённых тогда. Много было сказано и о монополизации импорта мяса и рыбы, но до сих пор ничего не было доказано и ни одного дела не было представлено в суд. Чтобы быть правильно понятым – я говорю не о личности, а о неправильном подходе, потому что возле этой личности были многие другие, которых одни знают, а другие нет.

- Так как прокуратура принадлежит ДП, можно сказать, что эта партия защищает ПКРМ?

- Могу сказать, что некоторые представители Демпартии во власти пользуются сегодня определенными феноменами, возникшими в коммунистическую эпоху.

"ДПМ получила прокуратуру"

- Когда и как впервые появились разногласия в Альянсе?

- Наверное, с самого начала. Самая большая проблема, с точки зрения доверия, в АЕИ появилась тогда, когда мы распределяли должности в АЕИ-1. Первоначально мы договорились, что партия с  лучшим электоральным результатом имеет право выбирать первой. Помните, что тогда я претендовал на должность председателя парламента? Я уверен, что в качестве спикера, я бы смог обеспечить необходимую атмосферу для выборов президента. Но в последний момент, г-н Лупу и г-н Гимпу категорически отказались от такой формулы. Решение было принято на собрании АМН, когда г-н Лупу покинул заседание. Пошли, наверное, в ближайший отель ... Нас осталось трое: Урекяну, Гимпу и я. Потом зазвонил телефон Гимпу и… я остался с Урекяну. Через некоторое время Гимпу вернулся с Лупу и они сообщили нам, что они теперь не согласны с существующей формулой. Для меня это решение является, как минимум, несправедливым. Получается, что соглашение было заключено между двумя людьми в коалиции из четырех человек. И до сих пор, когда я встречаюсь с господином Урекяну, мы смотрим друг на друга и спрашиваем: "Как они тогда договорились?". После того как мы пришли к власти, самая сложная ситуация в АЕИ сложилась как раз в этом кабинете, где мы сейчас говорим, в здании правительства.

Совещания Парламента проходили здесь на первом этаже, так как зал Дворца Республики был тогда занят. Затем было голосование о назначении генерального прокурора - Валериу Зубко. Я пригласил на встречу всех коллег из АЕИ,  посмотрел им в глаза и спросил, чей это человек (прокурор). Я хотел знать, что мне ответят, хотя я уже знал, что по распределению должность предназначалась АНМ, но они уступили ее ДПМ в обмен на пост главы СИБ. И ДПМ получила прокуратуру. Тогда у нас состоялся нелегкий разговор. Я напомнил им, почему распался АДР (Альянс за демократию и реформы) после назначения прокурора муниципия Кишинева. Я предупредил, что сейчас начнутся реальные проблемы. Было ясно, что назначение генерального прокурора - в той манере, в какой это было сделано - предполагало остановку некоторых процессов, которые я планировал, и решения которых ожидают люди. Это было подтверждено через некоторое время.

- Все они поддерживали Зубко?

- Да. Я верю в искренность господина Гимпу, который говорит, что он не знал, чей это прокурор, но Урекяну точно знал. В общем, никто мне так и не ответил ...

"Осьминог разрастается очень быстро. Мы должны остановить его "

- С чего начались конфликты между Вами и Плахотнюком? Ведь вначале вы были в одной команде, а потом заявили, что "страна не окажется в руках Плахотнюка" ...

- Я никогда не был в одной команде с Плахотнюком. ДПМ - это не Плахотнюк. Я всегда вел переговоры с Марианом Лупу, как с председателем партии, а не с Плахотнюком. То, что произошло потом, в том числе на уровне мероприятий в государственных учреждениях, печальный опыт, который я наблюдал во время предвыборной кампании; покупка членов ЛДПМ  - говорю со всей ответственностью - и продолжение попыток подкупа депутатов ЛДПМ и других наших деятелей, заставляют меня встать на гражданскую позицию. Это явление очень опасно. Кто шутит с этим, горько ошибается.

- Но зачем Плахотнюку подкупать ваших депутатов?

- Они могут передать некоторые сведения, запустить некоторые кампании, цель у которых одна. Он хочет, чтобы между государством и бизнесом не было никаких различий. Пока я буду премьер-министром, я не позволю этому случиться. Нельзя в политике использовать методы бизнеса, потому что это разрушает государство. И этот осьминог разрастается очень быстро. Если вовремя его не остановить, то будет очень трудно вырезать все щупальца, которые он запустит в государственные учреждения.

- Вы уверены, что Михай Годя был куплен Плахотнюком, как вы намекали раньше? И Тэнасе, и Нагачевский, и Виеру, он всех купил?

- Мне очень жаль, правда, что Михай дошел до этого. Мотивы, по которым эти люди покинули партию, мы когда-нибудь узнаем. Но позвольте мне сказать мою точку зрения, которая может быть субъективной. Г-н Тэнасе пошел в Конституционный суд и стал председателем -  поздравляю его и желаю удачи. Я рад, что теперь он может избежать любого политического вмешательства и сможет сосредоточиться на своей работе в качестве судьи и председателя КС. Господину Годя дали избирателей. Я не вижу других аргументов, которые были бы основанием для его их ухода. С какой целью нужно покидать партию, в которой вы второй человек в иерархии и у вас есть перспективы? И еще уходить во время предвыборной кампании, баллотироваться на выборах, чтобы нападать на АЕИ и Дорина Киртоакэ… Все это заставляет меня поверить, что у него есть перед кем-то обязательства. Это был моральный удар по ЛДПМ, но мы показали, что можем противостоять. Я получил большинство мэров - 327, и у нас 15 районных председателей.

"Я постоял немного в очереди у гостиницы "Codru "

- Влад Плахотнюк как-то отметил, что если бы вы достигли соглашения, то Вы стали бы самым главным политиком страны, а он - самый крупным бизнесменом. Это правда?

- Перед созданием АЕИ-1, я находился в таком положении, что мне пришлось с ним встретиться, чтобы обсудить некоторые вопросы. Тогда я понял, что на самом деле, Плахотнюк принимает решения от имени ДПМ. После этого я отправил ему сообщение, в котором говорил, что государстводолжно быть отделено от бизнеса. Я сказал четко: "Влад, займись бизнесом, а мы займемся политикой", без определения роли в политике или бизнесе каждого. Но никакого соглашения не было. Я думаю, если бы он меня послушал, то было бы лучше и для Альянса, и для страны, и для него. У нас еще была встреча, когда мы создали АЕИ-2. Тогда будучи уже премьер-министром, я стоял некоторое время в очереди в гостинице "Codru", потому что у него была встреча с девушкой ... Мы обсуждали создание альянса, потому, что они пытались заставить меня уступить им как можно больше. Я надеялся, что после этого они удовлетворят свою тягу к получению учреждений, и будут руководствоваться здравым смыслом в работе. Это то, чего, к сожалению, не произошло.

"Я никогда не говорил, что не поддерживаю Лупу"

- Почему, на начальном этапе, вы приняли кандидатуру Лупу на пост президента страны, а затем дали ему понять, что вы его не поддержите?

- Я никогда не говорил, что не поддержу кандидатуру Лупу на пост президента РМ. Он остается кандидатом от АЕИ. Я сказал, что недостаточно держать его в качестве кандидата, нужно еще и найти решение, чтобы его избрать, если это возможно. Тем не менее, проблема с избранием президента должна заботить его, а не меня. И я думаю, что тот факт, что мы уберегли Молдову от разорения, приблизил нас к избранию главы государства. Когда я принял государственный бюджет, дефицит составлял 16%, это была дыра в 8 миллиардов леев. Никто не верил, что мы добьемся успеха, но уже два года у нас последовательный рост. Когда мы говорим об этом с нашими европейскими партнерами, у них глаза на лоб вылазят. Им не верится.

- До встречи с Игорем Смирновым в Германии вы сказали, что пытаетесь убедить его в том, чтобы освободить Илью Казака.  Достигли ли вы какого-либо консенсуса?

- Я не могу сказать вам, что мы обсуждали, это будет неправильно. Но всегда, когда я встречаю людей, которые могут повлиять на освобождение, случай Казака находится на первом плане. И моя дискуссия со Смирновым началась с этого вопроса. Подробнее не могу вам рассказать. Мы делаем все возможное, чтобы Илья был освобожден в ближайшее время. Когда я говорю – мы, я имею в виду и зарубежных партнеров.

- Господин премьер-министр, как вы согласились на это интервью, ведь ранее, когда мы просили вас прокомментировать новость из газеты TIMPUL, вы ответили: "Я не комментирую то, что пишут партийные газеты". Я на чью газету работаю?

- Посмотрите, пожалуйста, в архив за последнее время, и вы увидите, что нет номера, в котором бы про меня ничего не писали ... Но я убежден, что многие проблемы будут решены со временем. Я искренне хочу, чтобы пресса Молдовы была  свободной, во всех отношениях. Более того, очень уважаю команду журналистов газеты TIMPUL и с радостью предоставляю  это интервью не только для нее, но и для ваших читателей. Благодарю вас за интервью. И так как вам исплнятеся десять лет, то с Днем Рождения!

Ответ Филата на вопрос его предшественницы Зинаиды Гречанной: "Что для вас важнее: политические заявления и миллионные кредиты, или продолжение экономического прогресса менее напыщенного, менее одобряемого со стороны международных  финансовых доноров, с менее эффективными картинами, но более щадящего для людей и для экономической безопасности РМ? "

- Я не думаю, что государственное должностное лицо, будь то премьер-министр или кто-либо другой, должны давать такую оценку. Оценки дают люди. Поэтому, я буду продолжать свою работу, начиная с целей, которые мы определили, действуя ответственно, а не популистически, как это было принято у политического класса до недавнего времени. Я стремлюсь в будущее, а не пользуюсь моментом.

Павел Пэдурару, Timpul

Перевод: eNews


ПОЛЕМИКА
Для того чтобы добавить комментарий необходимо авторизироваться
ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ
РЕФЕРЕНДУМ
Какая из перечисленных идентичностей наиболее близка вашему самоощущению?
Я - молдаванин
Я - румын
Я - русский (русскоязычный)
Я - бессарабец
Йа креведко
Ни одна из перечисленных
Сами мы не местные
ВСЕ ГОЛОСОВАНИЯ
ПОЛЕМИКА Румынское гражданство - для всехКомментариев: 50Мы, государство, цыгане и контрактКомментариев: 5ПРО США и Карибский кризисКомментариев: 2
ПРОЕКТЫ