24.08.19       
ПУБЛИКАЦИИ
14.02.2012 Дан Дунгачиу
Проект отсутствия проекта

Румынские политики похожи сегодня на футболиста, который играет, не отрываясь глазами от мяча. Маневрируют, судорожно и нервно несутся, упрямо пытаясь не упустить мяч. В таком хаосе, похоже, никто и взгляда не поднимает. Мяч становится самоцелью, внимание приковано к земле, и теряется значение, куда ведёт нас этот лихорадочный дриблинг. В подобном контексте, горизонты угрожающе сужаются, ставки становятся локальными и персональными, политические проекты превращаются в истерию и навязчивость частного характера. Неудивительно, что очень часто оказывается, что мы ходим по кругу. И тем не менее, сегодня мы находимся в ключевой точке, через 20 лет после распада советской системы, сейчас происходит закваска реальности, которая предрешит наш путь еще как минимум на такой же отрезок времени. Отсутствие перспектив и горизонта в такой момент является весьма серьезным и непростительным. Не будем обрисовывать картину в целом, остановимся лишь на двух эпизодах из длинной серии, которые остались незамеченными, так же как мы привыкли ко всему, что творится на внутриполитической сцене.

Кто и что "делает нас сильнее"?

Недавно министр иностранных дел Венгрии Янош Мартони дал интервью одной из газет Бухареста, в котором, после изящной защитительной речи, он произносит лаконичную фразу, словно манифест венгерской внешней политики: "Автономия [территориальная] может сделать вас сильнее с точки зрения национального государства". Четыре вещи следует обсудить в разрезе этого интервью.

Во-первых, момент, в который оно сделано. Именно сейчас, когда Венгрия находится в осаде ЕС, министр иностранных дел, неожиданно, начинает открыто и задорно заигрывать с румынской стороной и находит время на длинные рассуждения в румынской прессе. Совпадение? Не совсем. А его суждения имеют отношение скорее к настоящему, нежели к истории. В условиях международной изоляции Венгрии с одной стороны и напряженной ситуации в Румынии с другой, Будапешт имеет все основания настаивать на ассоциации с Бухарестом. Идея венгров проста: обе страны были «ответчиками» в Брюсселе, даже на несопоставимых уровнях, всё же они обе обсуждаются в связи с дефицитом демократии, недостатками в её функционировании. То, что подобные ассоциации являются оскорбительными, уже не представляет значения. Важен тот факт, что Венгрия не одинока! Поэтому попытки румынской стороны оставить эти две страны в "пакете" являются безответственными и не имеют оправдания.

Второй вопрос это та возможность, которую получат сторонники Будапешта от ассоциации Румынии с Венгрией, ведь сейчас они понимают, что больше не могут поддерживать его напрямую. Образ Виктатора - как его называют - Орбана является отрицательным, но анти-венгерский выпад Брюсселя может быть ослаблен только путём ассоциации с соседним государством. Венгерское лобби остается существенным - Паневропейский союз, например – и мелодичная "Венгрия" вместо "Венгерская Республика" хорошо звучит для ушей тех, кто испытывает историческую ностальгию, по-прежнему испускающую гниль. А плохая новость в том, что НЕ за подобные ирредентистские порывы Венгрия была санкционирована в Брюсселе. На самом деле, реакция европейских чиновников на одобренные парламентом Венгрии недемократические реформы изначально была невыразительной. Что действительно разозлило Брюссель, в первую очередь, это нарушение независимости Национального банка. Его подчинение правительству означает, что все финансовые учреждения - независимо от валюты, в которой они работают - а также дочерние банки в Австрии и Германии попадают под контроль правительства, то есть Фидеса. И когда западные банки отреагировали на эту информацию, Брюссель срочно забеспокоился и стал выносить санкции.

В-третьих, это сам смысл сказанных заявлений. Разве можно представить себе, например, румынского министра иностранных, который заявит в отношении Бессарабии и Буковины: "мир должен относиться с большим пониманием к Румынии по причине полученных нами душевных ран"? Очевидно, нет. Но, вот Янош Мартони произнёс подобные слова, даже не моргнув. Даже если не взирать на пафос таких формулировок, на внутреннем плане становится очевидным, что идея "территориальной автономии" является венцом вереницы венгерских претензий, поэтапно и систематически выдвигаемых, хотя каждый раз "румынская сторона" получает заверения, что каждое требование, безусловно, последнее! Но, этого так и не случалось. Стратегическая ошибка тех, кто посчитал, что кооптация ДСВР в состав правительства раскрутит – путём возложенной ответственности - спираль этих претензий, сегодня очевидна. Становится ясно, что если эквивалентом Косово для Румынии больше не является Трансильвании, им хотят сделать единицу состоящую (по крайней мере) из двух уездов: Харгита и Ковасна (плюс, частично Муреш). Интересно понаблюдать за последующей реакцией венгерских лидеров в Румынии на заявления и действия властей Будапешта. Её до сих пор не последовало. Почему?

В-четвертых, заявление венгерского министра иностранных освещает идею территориальной автономии, как внешнеполитического проекта Венгрии. Тема, конечно, не нова. В марте 2009 года Жолт Немет, похоже, будущий министр иностранных дел Венгрии, открыто и чётко говорил относительно столь же сложного вопроса: «...очень важно, чтобы реализовалась территориальная автономия в том, что касается Приднестровья". Очевидно, что бильярдная стратегия Жолта Немета предусматривала то же самое, что Янош Мартони в 2011 году. Ни Р.Молдова, ни Приднестровье не являются для венгерской дипломатии целями сами по себе.

Румыны фашисты. Снова!

Теперь можно перейти ко второй ситуации, в которой Румыния рискует в одиночку продолжить ведение мяча. Речь идет о Р. Молдова, ещё одна ставка, исчезнувшая в плотной дымке внутренней политики. Несколько дней назад на одном из телевизионных каналов за Прутом, новый золотой мальчик молдавской политики, Игорь Додон, уверенно разглагольствовал о "двух экстремистских полюсах - Коммунистической партии Воронина и Михая Гимпу". Суть ясна. Михай Гимпу и то, что он символизирует собой в молдавской политике, называется «экстремизмом» и должно быть устранено из политики соседней республики. Этими заявлениями в адрес Михая Гимпу, Либеральной партии и ценностей, которые они представляют, Додон подаёт сигналы, оживляющие в памяти картины начала первого десятилетия молодой республики, когда идея румынского экстремизма была особо в ходу, по крайней мере, в двух моментах.

Чтобы скомпрометировать национально-освободительное движение Молдовы к востоку от Прута в период 1988-1992, русская пропаганда внушала, что оно проводится под лозунгом "Чемодан - Вокзал – Россия!", путём систематических этнических чисток. Эта идея, как минимум, странная, поскольку в то же время Народный фронт высказался за так называемое "гражданство по нулевому варианту", то есть предоставление гражданства всем, проживающим в 1991 году в Р. Молдова (правильно ли это было сделано или нет, вопрос уже другой).

"Экстремистский полюс" и Приднестровье

Второй раз все румыны стали "экстремистами" во время войны на Днестре между Россией и Р. Молдова. Слоганы, в которых фигурировали агрессоры и экстремисты "румынские фашисты", стали прямым побуждением к войне. Опять невозможно проигнорировать совпадения, потому что Приднестровский вопрос снова в центре внимания. Устранение Михая Гимпу и его политической партии, также имеет своей целью доказать, что Р. Молдова никак не связанна с Румынией, а приднестровские страхи по этому вопросу абсолютно безосновательны. Отсюда и вытекает необходимость избрать "нейтрального" президента, что означало бы потерю властных позиций для либералов, а со временем, и теоретическая возможность их устранения из Альянса (не будем забывать, что сегодня альянсу ЛДПМ, ДПМ и группы Додона не хватает трёх голосов, которые теоретически, возможно будет позаимствовать от ПКРМ). Таким образом, эта стратегия должна проводиться в сочетании с более настоятельными усилиями по "регулированию" приднестровского вопроса. Предпосылки такого решения должны включать в себя устранение "румынских экстремистов", одновременно с оправданием лидеров Приднестровья.

Проект отсутствия проекта

Еще не время делать выводы. Только появились сигналы тревоги. Недостаточное внимание к действительности, в которой сегодня пребывает Румыния, является эндемическим, а внутренняя политика канибализирует общественное внимание. Примеры, о которых выше шла речь, это лишь две животрепещущие темы вокруг Румынии, но далеко не единственные. В случае Венгрии, должно стать ясно, что она не была санкционирована со стороны Европы за заявления, касающиеся внутренней организации Румынии, это означает, что, к сожалению, борьба за территориальную автономию в полном разгаре. И когда эпизод с техническими санкциями в отношении Будапеште пройдет, а вопрос контроля финансовых потоков будет выяснен, останется Венгрия с поубавившимся престижем, но с правительством, чьи ирредентистские устремления останутся нетронутыми. В Европе, страдающей от кризиса, стоит и далее ожидать мнений подобных тем, что уже излагаются в отдельных публикациях: "Может быть, нам не стоило бы смотреть на Венгрию, как на некое отклонение, на континенте, где демократия уже была приостановлена в Греции и Италия» (New Left Project).

Что касается Востока, то заявления Додона являются серьезными не только просто сами по себе, а ещё и потому, что они представляют собой верхушку угрожающе приближающегося айсберга, даже если это не всегда заметно. Очевидно, что независимо от развития событий в Кишиневе, козырем России остается приднестровский вопрос, то есть «замороженный конфликт», разрешение которого может потопить весь регион. Последуют переговоры в Дублине, где ещё даже повестка дня не определена - будет или не будет обсуждаться вопрос военного присутствия и договоров о безопасности в формате "5 плюс 2"? Это происходит постепенно, обеление приднестровского режима, как будто английский Шевчука и глубокие исследования о региональной идентичности Нины Штански предоставят дополнительную легитимность тамошнему сепаратизму. Европейские дипломаты молчат по этому вопросу, посол США - вообще не ясно, прибыл ли в Кишинев - говорят, что да, но в это с трудом верится - хотя среднесрочные и долгосрочные ставки на этом направлении связаны с географией евроатлантической границы, - предмет, который, для Румынии, и не только, имеет жизненно важное значение. Румыния должна прекратить тонуть во внутренних делах. Мир не останавливается на месте ради личных целей или идиосинкразии местных политиков. Бухарестский проект отсутствия проекта должен завершиться.

Источник: румынское издание Ziare.com (с сокращениями)
Перевод: MoldovaNova.md


ПОЛЕМИКА
Для того чтобы добавить комментарий необходимо авторизироваться
ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ
РЕФЕРЕНДУМ
Какая из перечисленных идентичностей наиболее близка вашему самоощущению?
Я - молдаванин
Я - румын
Я - русский (русскоязычный)
Я - бессарабец
Йа креведко
Ни одна из перечисленных
Сами мы не местные
ВСЕ ГОЛОСОВАНИЯ
ПОЛЕМИКА Румынское гражданство - для всехКомментариев: 50Мы, государство, цыгане и контрактКомментариев: 5ПРО США и Карибский кризисКомментариев: 2
ПРОЕКТЫ